Поделиться Поделиться

У Заблужденья есть, как и у Истины, любовники 25 страница

человека интересует древо жизни, он становится

Буддой, Иисусом, Махавирой, Мохаммедом. Но очень

немногие люди вообще обращают внимание на древо

жизни.

Например, первый вопрос - Ларри

Обенфельд спрашивал: "Я влюбился в тебя.

Почему?" Это - движение в сторону древа

познания. "Почему" - это путь. Он не может

остановиться на любви; он должен спросить

"почему?". Если вы остановитесь на любви, вы

будете вкушать от древа жизни, ибо любовь и есть

жизнь. Если вы спрашиваете почему, вы удаляетесь

от древа жизни к древу познания.

И даже если вы узнаете, почему, это

тщетно - это не насытит вас. Вы можете знать все на

свете; мозг одного человека может вместить все

библиотеки мира - один человеческий мозг

способен на это - и тем не менее реально вы не

будете знать ничего. У вас не будет жизненного

опыта.

Притча - символическое выражение: это

наша история. Когда вы видите розу, вместо того,

чтобы подойти к ней ближе, коснуться, понюхать и

танцевать вокруг нее, и быть с нею в глубокой

молитве, любви, медитации - вы задаете вопросы:

"Откуда она? Какого она сорта?" Вы начинаете

сравнивать ее с другими розами, которые вы видели

в прошлом - больше, меньше, красивее, некрасивее.

Сразу же, в тот момент, когда вы видите розу, вы

начинаете путь к древу познания. Вы не проживаете

этот опыт. Вы не танцуете с розой, вы не

чувствуете розу.

В дзен говорят: если ты хочешь рисовать

бамбук, сначала пойди и стань бамбуком.

Однажды мастер дзен послал своего

ученика - он был великим художником, и ученик тоже

был великим художником - он велел ему пойти в лес,

быть среди бамбука и стать бамбуком. "И когда

ты станешь бамбуком, приходи и рисуй, потому что

до того, как ты станешь бамбуком, все, что та ни

нарисуешь, будет неправильно в главном - ведь ты

не знаешь бамбук изнутри".

В этом разница между живописью и

фотографией. Фотограф демонстрирует только

периферию, бамбук снаружи. И если художник тоже

показывает бамбук лишь снаружи, тогда зачем

нужен художник?

Фотоаппарат может сделать это гораздо

лучше, эффективнее, точнее и быстрее.

Но фотоаппарат никогда не заменит

художника, потому что фотоаппарат никогда не

сможет, сделать одного: он не может стать

бамбуком. А художник может стать бамбуком.

Ученик пошел в лес. Три года о нем

ничего не слышали. Тогда мастер заволновался:

"Слишком долго". И мастер старел, поэтому он

послал несколько учеников на поиски: "Где

он?" Он сказал этим людям: "Смотрите везде,

где вам встретится бамбук - смотрите. Вы найдете

его где-нибудь как бамбук".

И его нашли как бамбук - он стоял среди

бамбука. Было чудесное утро, дул ветер, бамбук

раскачивался, и он раскачивался вместе с

бамбуком. Люди, посланные разыскивать его, были

очарованы. Они увидели, что он больше не человек;

он совершенно забыл о себе. Он был бамбуком - он

пил солнце, как пьет бамбук. Он стоял в грязи, его

ноги были почти как корни, и он раскачивался.

Им пришлось тянуть его, им пришлось

вырвать его, им пришлось заставить его идти к

мастеру. Мастер взглянул на него и сказал:

"Совершенно верно. Теперь рисуй - теперь ты

нарисуешь настоящий бамбук. Ты не только видел

бамбук снаружи, теперь ты знаешь его и изнутри. И

это - настоящее знание: это живое знание".

Адам и Ева выбрали древо познания,

точно так же как мы выбрали древо познания.

Посмотрите на маленьких детей - они немедленно

спрашивают: "Почему? Почему это так?" Снова

Адам и Ева, идущие к древу познания.

Вы можете продолжать вкушать от древа

познания, но это не насытит и не удовлетворит вас.

В вас будет полно мусора, поскольку знания - это

информация, это не опыт. А только опыт

освобождает. В действительности, только опыт

приносит вам знание.

Быть эрудированным - одно, быть знающим

- совершенно другое. Современный философ - эрудит;

он вкушает от древа познания. Пифагорейский

философ, философ в представлении Пифагора - это

искатель, знающий. Он медитирует и постепенно

растворяется в существовании. Он становится

частью целого, он становится с целым одним, и

тогда появляется знание совершенно иного рода,

качественно иное.

Ты спрашиваешь меня, Мадхумити: Написано,

что древо познания было частью творения, и Адаму

и Еве было запрещено вкушать его плоды. Что

происходит, когда человек становится

просветленным?

Если вы вкушаете от древа познания, вы

никогда не станете просветленным. Вы соберете

массу информации, возможно, даже о просветлении и

просветленных прошлого, но это не будет ваше

собственное понимание; оно не вырастет из вас.

Это не будет ваше личное пробуждение.

Но если вы вкушаете от древа жизни,

если вы переживаете жизнь и любовь, радость и

печаль - горечь и сладость, все - если вы

проживаете жизнь во всей ее полноте, ее высоты и

глубины, долины и вершины, темные ночи и

солнечные дни, муки и экстаз... если вы проживете

жизнь во всей ее полноте, вы станете

просветленным. Только жизнь, прожитая тотально,

приносит просветление.

И когда вы становитесь просветленным,

вы сами становитесь древом познания. Но лишь

вкушая плоды, никто не становится древом

познания. Древом познания можно стать только

вкушая плоды древа жизни.

Будда говорил сорок два года. В день

просветления он сам стал древом познания. Так что

если вы пришли к Будде, не продолжайте срывать

плоды, которые доступны для вас. Каждый

просветленный - это древо познания; чем вкушать

плоды, которые действительно сладки и

изысканны, попробуйте лучше пережить это

состояние будды. Чем накапливать информацию от

будды, впитайте его дух.

Сюда много раз приходили люди, которые

записывали все, что бы я ни сказал - особенно

индийцы. Один доктор обычно приходил и постоянно

царапал и царапал что-то. Я окликнул его, я

спросил его: "Что вы делаете?" Он ответил:

"То, что вы говорите, так замечательно, что я

должен записать это на случай, если я забуду".

Так вот, этот человек ест плоды,

собирает информацию. Он совершенно упускает

меня! Он даже не обращает внимания на то, что я

говорю - он больше заботится о том, чтобы записать

это, запомнить это. Он даже не поймет, что

говорится, ведь для того, чтобы понять это, вы

должны быть очень внимательны, вы должны быть

настроены на меня.

Это не вопрос словесной передачи: это

вопрос бессловесного общения. И тогда вы

поглощаете дух. Вот почему я вновь и вновь

повторяю, что настоящий ученик должен быть

людоедом - он ест мастера, пьет мастера, он

становится пьяницей. Он все время принимает

энергию.

Передаваться должны не знания, но

энергия. Передаваться должен свет. Это выходит за

рамки писаний. Если вы останавливаетесь лишь на

том, что я говорю, вы соберете много прекрасных

плодов - но вы делаете то же самое, что сделали

Адам и Ева.

А кто такой змий? Он представляет ваш

ум. Ваш ум любопытен, ваш ум постоянно алчет новой

информации. Ваш ум - змей. Ваш ум искушает,

соблазняет вас и говорит" "Вкушай как можно

больше от древа познания - ведь чем больше ты

знаешь, тем больше ты подобен Богу".

Но стать подобным Богу - одно, а стать

Богом - совершенно другое. Если вы можете стал.

Богом, зачем становиться подобным Богу? Это очень

жалкая замена. Если вы можете стать видящим,

знающим, зачем становиться эрудитом? Если вы

можете сами стать буддой, зачем искать чего-то

ниже этого? Попробуйте это сами! И тогда то же

самое дерево, которое было древом познания, может

стать древом жизни.

Будда сказал: "Будды указывают путь:

идти должны вы".

Люди дзен говорят: "Пальцы,

указующие на луну". Пусть вас не слишком

интересуют пальцы; забудьте о пальцах и смотрите

на луну. Понимающий человек будет смотреть на

луну и забудет о пальцах. А человек не бдительный,

не осознающий, не сознательный начнет

пережевывать палец и полностью забудет о луне.

Именно так рождается пандит - эрудит,

ученый. Ученые - самые глупые люди на земле.

Конечно, их глупость очень научна; она украшена

великими знаниями. Они могут цитировать Коран,

Библию и Гиту - они знают все на свете, и в то же

время не знают ничего. В глубине они просто пусты,

полые.

Если вас слишком интересуют знания, вы

останетесь пустым, полым и жалким. Пусть вас

интересует жизнь! - жизнь реальна. Не собирайте

информацию о том, что такое медитация:

медитируйте! Не собирайте информацию о том, что

такое танец - есть энциклопедии танца, но целая

энциклопедия совершенно бессмысленна, если вы не

танцуете сами. И если вы носите с собой эти

энциклопедии, они становятся тяжкой ношей. Даже

если это энциклопедия танца, если вы носите ее,

сама ее тяжесть не позволит вам танцевать, она

будет помехой.

Выбросьте все эти энциклопедии! Люди

стали ходячими энциклопедиями. Сбросьте с себя

тяжесть знаний и начните жить. И когда вы

начинаете жить, обычные вещи преображаются в

необычайно прекрасные. Простые мелочи - жизнь

состоит из мелочей - но когда вы привносите

интенсивность, страстную любовь, они

преображаются, они начинают сиять.

Человек, который достигает

просветления, сам становится древом познания.

Берегитесь будд. Вот почему Будда говорит:

"Если вы встретите меня на пути, убейте

меня!" Берегитесь будд. Последнее, что сказал

своим ученикам Заратустра: "Берегитесь

меня!" Он ушел в горы, чтобы исчезнуть и умереть

в горах; он собирался умереть в тишине, в вечной

девственности гор. Он прожил прекрасную, долгую

жизнь. И теперь он хотел прекрасной смерти в

долинах, окруженных горами, под звук бегущей

воды, с птицами, цветами и ароматами.

Ученики спросили: "Твоя последняя

весть, мастер?"

И он сказал: "Берегитесь меня".

Это всегда было последним посланием

всех великих мастеров. Когда Будда покидал тело,

Ананда, его лучший ученик, спросил: "Бхагван,

каково твое последнее послание?"

Он открыл глаза и сказал: "Будь

светом самому себе. Забудь обо мне все: будь

светом самому себе".

Живите, танцуйте, любите, будьте. И если

вы должны чему-то научиться у Будды, у любого

пробужденного, научитесь вот чему: забудьте о

пальце и смотрите на луну. Луна - это жизнь, а

палец - всего лишь знание.

Четвертый вопрос:

Скоро уже три месяца, как я раздумываю

о том, чтобы принять саньясу. Я не понимаю, почему

я так медлю, в то время как для других это так

легко. Не могли бы вы сказать что-нибудь об этом?

Кэрол Бейкер,

Нам придется пойти глубже в эту

проблему. Ты разучилась хотеть; ты полностью

забыла, как хотеть. И это происходит почти с

каждым в этом мире. С самого детства родители

начинают решать за вас - они не позволяют вам

решать. Они не разрешают вам желать

самостоятельно: они хотят за вас, они думают за

вас, они решают за вас.

И я могу это понять. Ребенок

действительно беспомощен - иначе не может быть,

родители должны решать за него. В противном

случае ребенок не выживет. Обязанность родителей

- думать, хотеть и решать за ребенка. Но есть также

и другая обязанность, которую родители

игнорируют уже многое века - и эта другая

обязанность гораздо важнее.

Когда ребенок становится способным

решать, желать, думать, они должны дать ему

свободу. Им следует позволить ему решать

самостоятельно - они должны помогать, на самом

деле они должны поддерживать, подталкивать, они

должны искушать ребенка думать

самостоятельно.

Но ни один родитель не делает этого. Их

радует мысль, что ребенок все еще зависит от них,

их радует мысль, что ребенок послушен. Они

тешатся мыслью, что ребенок всегда смотрит на них

снизу вверх - это очень приятно для это. Они

выполняют первую обязанность", которая

необходима - но они никогда не выполняют вторую

необходимость, которая гораздо более важна.

Если родители действительно любят

ребенка, они будут очень бдительны. В тот момент,

когда они увидят, что ребенок может решить что-то

сам, они оставят его в покос. Они ничего не будут

ему навязывать.

Но этого не происходит. Это общество

очень больно - и причина его болезни в том, что

никому не разрешают желать и думать

самостоятельно. Поэтому все ищут того, кто бы

распоряжался ими.

Бейкер, ты говоришь: "Три месяца я

все раздумываю о том, чтобы принять саньясу".

Три месяца? Ты можешь обдумывать это три года и

три жизни - но ты разучилась думать, и ты не

знаешь, как шагнуть в неведомое. В детстве тебе не

помогали хотеть, экспериментировать.

Даже если эксперимент приводит вас к

заблуждениям и ошибкам, он стоит того - ведь

только на ошибках учатся. Нет другого способа

научиться, нет никакого безопасного пути

научиться. Умение приходит только по этому

опасному пути: вы должны пробовать и

экспериментировать. Всегда помните: все, что вы

делаете, может быть неправильным - нет никакой

гарантии.

Как можно гарантировать новое? И здесь

нет родителей, священников, ваших так называемых

вождей здесь нет. Ты здесь одна, в совершенно

новой обстановке, и ты не знаешь, что делать.

По-видимому, ты никогда в жизни не бралась за

какую-нибудь проблему.

Это то, что Томас Ханна назвал

"состоянием гуманоида". Очень редко в мире

попадаются люди. Существа, которых принимают за

людей - это гуманоиды. Гуманоид - субъект,

которому никогда не разрешали хотеть самому, и он

стал калекой, парализованным, и он всегда ищет

кого-нибудь, кто командовал бы им.

Гуманоид - это существо, которое всегда

ищет тирана - ему нужен деспот, который будет

говорить, что делать и чего не делать; он всегда

ищет лидера, всегда ищет рабского состояния, в

котором он может избавиться от ответственности

думать. Мышление для гуманоида - тяжкий груз; это

не радость, это не приносит ему оживления. Он

обеспокоен. Он не может принять никакого решения,

он боится ошибиться.

Гуманоид - это человек, который никогда

не становится по-настоящему взрослым. И именно

ими наполнен весь мир - гуманоидами.

По-настоящему взрослых людей нет: все ищут отца.

Встань на ноги. Я не говорю: прими

саньясу или не принимай саньясу. Кому мне

говорить? Встань на ноги: медитируй над этим. И

никто не будет тебе приказывать. Возьми

ответственность на свои плечи. Вот что означает

стать взрослым: "Я беру ответственность. Я иду

на этот опыт, полностью сознавая, что, возможно,

пойду в неверном направлении или в верном - кто

знает?" Это всегда возможно.

А гуманоид очень боится

"возможно". Ему нужны гарантии; он всегда

хочет, чтобы кто-то сказал, что это будет так-то. И

тогда он может пойп1 на глупые крайности - он

может гадать на картах таро, чтобы решить, что

делать и чего не делать. Он может пойти к Соне, к

астрологу или хироманту. Но он хочет, чтобы кто-то

решил за него. Он хочет переложить

ответственность на кого-нибудь другого - если

что-то пойдет не так, он может сказать: "Что я

могу поделать? Предсказатель таро ошибся. Что я

могу поделать? Этот хиромант был глуп".

Вы хотите, чтобы кто-то другой взял

ответственность за вашу жизнь. Тогда как вы

собираетесь повзрослеть? И как вы обретете

свободу? Вы останетесь в клетке.

Отбросьте это состояние гуманоида. А

единственный способ отбросить его - это начать

самостоятельно хотеть, самостоятельно решать.

Когда вы совершаете какую-нибудь ошибку, будьте

ответственны. В ошибках нет ничего плохого.

Только совершив ошибку, понимаешь, что правильно.

Истина познается через познание лжи. Падая вновь

и вновь, человек учится не падать. Вновь и вновь

сбиваясь с пути, человек учится больше не терять

дорогу. Другого способа нет.

Но тебя воспитывали на ложных

условностях - и всех воспитывали так же. Ваши

родители, ваши учителя, ваши лидеры, ваши

священники - гуманоиды, поскольку их родители, их

учителя и их священники были гуманоидами, и так

далее и так далее... вы можете это прекратить. И

каждый гуманоид превращает других людей в

гуманоидов.

Когда у вас рождается ребенок, вы

делаете ту же ошибку, что сделали ваши родители.

Вы не разрешаете ему действовать самостоятельно.

В противном случае вы удивитесь - дети необычайно

разумны. Да, они нуждаются в руководстве, им нужна

ваша помощь - они беспомощны, но они также

чрезвычайно разумны. Поэтому родители должны

быть очень и очень внимательны к тому, насколько

помогать и когда нужно перс-стать помогать. Когда

ваш ребенок учится ходить, полезно держать его за

руку, но не держите его за руку всю жизнь.

А психологически происходит именно

это. Даже если ваших родителей уже нет, они все

еще водят вас за руку; вы все еще опираетесь,

цепляетесь за них. А если вам не удается найти

отца, вы немедленно идете к священнику. Не

случайно вы называете священника "отец". Он

совсем не отец, особенно христианский священник;

называть его отцом - такая глупость и дурость.

Какой он отец? Он монах-целибат! Как он может быть

отцом? Но вы называете его отцом.

И Бога вы тоже называете "отец". А

где же мать? В вашей Троице нет ни одной женщины:

Бог - отец, Христос - сын, а Святой Дух... если

Святой Дух не женщина. Или, может быть, вся Троица

- просто гомосексуалисты.

Почему вы называете Бога "отцом"?

Это поиск, глубокий психологический поиск отца,

который защитит вас, сохранит вас, будет вести,

отдавать распоряжения: делай это, не делай то. Вы

можете рассчитывать на него - и чем больше вы на

него рассчитываете, тем меньше вы становитесь

собой.

И это стремление укоренилось так

глубоко, вы настолько привыкли к нему, что даже не

осознаете, что вы делаете. С этим рабством нужно

покончить. И в этом - вся суть саньясы! Это не

новая тюрьма. Я здесь не для того, чтобы быть

вашим отцом.

Помните ли вы одно очень странное

изречение Иисуса? Христиане не очень-то обращают

на него внимание - на самом деле, оно их смущает.

Иисус сказал своим ученикам: "Пока вы не

возненавидите отца своего и мать свою, вы не

можете идти за мной". Кажется, что Иисус не мог

сказать такое - человек любви, необычайной любви,

который говорит: "Бог есть любовь", который

учит любви, произносит: "Возненавидьте отца

своего и мать свою - только года вы последуете

мне".

Если вы покажете это христианскому

священнику, он смутится. Я много раз делал это, и

они чувствовали большое смущение и стремились

как-нибудь уйти от разговора. Но уйти невозможно:

это есть. И это необычайно значительное

утверждение.

Иисус имел в виду не ваших реальных

отца и мать, но психологический поиск отца и

матери. Психологическая потребность зависеть от

кого-то или чего-то - вот что нужно отбросить. Вы

должны возненавидеть эту зависимость, вы должны

возненавидеть это рабство.

Но если кто-то помогает вам

освободиться от этого рабства, вы будете

бороться с ним: ведь вы думаете, что рабство -

нечто очень ценное.

Вы боролись с Иисусом, вы боролись с

Сократом, вы боретесь со мной. И единственное, что

вас тревожит - это то, что я пытаюсь снять с вас

все цепи. Но вы не считаете их цепями - вы

думаете, что это богатые украшения, золотые,

очень ценные, что если их с вас снимут, вы

останетесь голыми, вы обеднеете. Это - состояние

гуманоида. И каждый гуманоид должен стать

человеком.

Каждый ребенок рождается человеком, но

общество калечит его и создает из него

искусственное существо: гуманоида. И все

общества делают это - христиане, индуисты,

мусульмане, буддисты, джайны - все общества

делают это. До сих пор вся история человечества

была историей великого рабства.

Лишь изредка человек убегал от этого

колеса рабства - Будда, Кришна, Бахауддин,

Пифагор, Заратустра - но только изредка. Просто

удивительно, как этим людям удалось убежать -. и

стать реальными, подлинными людьми, ведь колесо

огромно, его структура необъятна и очень сложна.

И тиски, которыми общество сжимает вас, так

велики, и они достают самые укромные уголки

вашего существа, и это начинается в таком раннем

возрасте, что рабство проникает, пронизывает все

ваше подсознание.

Вы не осознаете, что сделало с вами

общество. Ваше общество заставило вас

чувствовать большую неловкость, оно сделало вас

очень несчастными. Вот почему вам нравятся эти

разговоры: когда кто-то говорит, что жизнь - это

страдание, вы немедленно соглашаетесь. Не

потому, что жизнь - это страдание, не потому,

что утверждение, будто жизнь - это страдание

имеет какое-то логическое обоснование; нет

никакого логического обоснования. Но почему люди

незамедлительно соглашаются? Потому, что их

жизнь подтверждает это. Им известно только

несчастье, им известно только страдание - они

немедленно соглашаются. "Да, - говорят они, -

жизнь - это страдание. Как от нее избавиться?"

Я заявляю вам: жизнь - это блаженство!

← Предыдущая страница | Следующая страница →