Поделиться Поделиться

У Заблужденья есть, как и у Истины, любовники 4 страница

что с вами произошло. Когда вы принимаете

саньясу, или глубоко погружаетесь в медитацию,

когда вы вступаете в какую-то мистическую школу,

случается смерть. Смерть - это первый обряд,

первая стадия: приготовление. Но возможно, что

ваш сознательный ум ничего не услышит об этом.

Сначала это происходит в глубокой сердцевине

вашего существа. А вы так удалились от своего

ядра, удалились настолько далеко, что не можете

даже вспомнить о том, что оно существует. Столь

большая часть вас переселилась на окружность,

что центр совершенно забыт, стал неизвестен вам.

Если вы вдруг столкнетесь со своим центром, вы не

сможете узнать в нем свой собственный центр.

Об этом говорила Четана в первом вопросе; она не

знает: Что это за часть, которая любит тебя..? Это

для нее новость. Это ее собственное ядро - но вы

стали незнакомы сами с собой.

Вот притча Фридриха Нищие:

На рынок пришел сумасшедший. День был в самом

разгаре, магазины открыты, люди сновали

туда-сюда, рынок все более и более оживал,

пульсируя множеством людей - лавочников,

покупателей и прочих. А этот сумасшедший пришел с

гор - с лампой! Горящей при солнечном свете. И он

начал смотреть туда и сюда, а люди стали смеяться

и спрашивать: "Что ты ищешь? И какая

необходимость в горящей лампе средь бела дня?"

Человек сказал: "Я ищу Бога - где Бог?"

Они стали смеяться, они принялись шутить и

сказали: "Что же, Бог - это ребенок, который

может потеряться? Бог что, прячется?" И много

других вопросов... так, шутя. Собралась большая

толпа.

А человек вдруг сказал: "Вы знаете, что мы

убили Бога? - Вы и я. Но эта новость, кажется, еще не

дошла до вас. Для этого нужно время. Вы и я - мы

убили Бога. Но мы убили его так бессознательно,

что потребуется время, чтобы эта новость дошла до

вас. Я понимаю, почему вы смеетесь - потому, что вы

еще не осознаете, что вы сделали".

Подсознание и сознание разделены большим

расстоянием. Когда вы становитесь саньясином,

ваша саньяса подлинна только в том случае, если

она исходит из глубокого подсознания - но тогда

вы не будете осознавать, что происходит. Я увижу,

что происходит что-то, я увижу огромную перемену

в вашем существе. Я увижу исчезновение старого и

появление нового... но вы не будете осознавать

этого.

Ваше счастье, если вы можете услышать хотя бы

какой-то шепот из подсознания. Для этого нужно

время, годы. Но это уже случилось, Бхагавато.

Преступника приговорили к смерти через

отсечение головы. Исполнить приговор должен был

лучший палач. В назначенный день, когда все было

готово и бедный преступник предстал перед толпой

народа, пришел палач и стал хвалиться: сколько он

успел отрубить голов, каких знаменитых людей он

казнил и с каким поразительным мастерством он

проделывал свою работу: по-настоящему быстро. И

чтобы доказать это, он с такой скоростью взмахнул

мечом над его головой, что меч было невозможно

рассмотреть.

Для приговоренного это было уже слишком, и он

вскричал: "Хватит! Я не могу больше выдерживать

это напряжение! Почему ты не делаешь свою работу

сразу?" Тогда, опершись на свой меч, палач

сказал: "А ну-ка кивни..."

И я хочу сказать тебе это же, Бхагавато: А ну-ка

кивни... и голова отвалится. Ты уже убит. Но это

очень быстрый меч: ты не в состоянии увидеть меч,

ты не можешь увидеть, что твоя голова отрублена.

Так что не стоит волноваться - просто, если ты уж

очень боишься, не кивай.

Третий вопрос:

В чем разница между послушанием и сдачей?

Ананд Башир,

Есть огромная разница. Подчиняясь, вы остаетесь

отдельным; сдаваясь, вы перестаете быть

отдельным. Когда вы слушаетесь, вы говорите

"да" - но есть возможность, что внутри все еще

есть "нет". Вы идете против внутреннего

"нет": вы говорите "да". В послушании

есть все предпосылки для раздвоенности,

Фактически, "да" не может существовать,

если где-нибудь за ним не стоит "нет":

"да" и "нет" это две стороны одной

монеты, два аспекта. Когда вы говорите "да",

где-то вы уже сказали "нет". Когда вы

говорите "нет", где-то вы уже сказали

"да" - они вместе.

Вы можете понаблюдать за своей жизнью: когда бы

вы ни сказали "да", где-то в вашем

подсознании таится "нет". Фактически, чем

громче вы говорите "да", тем сильнее

"нет"; вот почему необходимо громкое

"да" - чтобы подавить "нет". И такое

послушание, во-первых, делает вас раздвоенным,

разрушает ваше единство; вы становитесь

разделены на "да" и "нет". Во-вторых,

"нет", подавляемое "да", рано или поздно

возьмет реванш. Когда придет время, "нет"

будет отстаивать свои права, и будет мстительно;

оно принесет раны, оскорбления, унижение. Оно

станет вашей темной частью.

Психологи утверждают, что сознательна только

одна часть мозга, девять частей бессознательны.

Откуда взялись эти девять частей? И что содержат

эти девять частей подсознания? Там находятся все

"нет", сказанные вами. "Да" становится

вашим сознанием, но это лишь одна десятая. А

"нет" накапливаются у вас в подвале, и они

набирают силу изо дня в день, их становится все

больше и больше. Вы каждый день подавляете нечто -

однажды это возьмет реванш. Либо вы станете

сумасшедшим... если вы искренний человек, вы

сойдете с ума. Помните, с ума сходят только

искренние люди; лицемеры никогда не сходят с ума.

Вы или сойдете с ума - если вы искренний, честный

человек; или, если вы неискренни, нечестны, вы

станете лицемером - вы будете говорить "да",

но следовать "нет".

Вот притча Иисуса:

Отец послал двоих сыновей на поле, сделать

некую работу. Старший сказал: "Да, отец. Я

пойду", но не пошел. Младший сказал: "Нет. Я не

пойду", но потом почувствовал себя виноватым и

пошел.

И вот, Иисус спрашивает: "Кто действительно

послушен?" Тог, кто сказал "да" и не пошел

или тот, кто сказал "нет" но все же пошел - кто

послушен?

Если вы судите по словам, то послушен первый - но

что это за послушание? Если вы судите по фактам,

тогда послушен второй - хотя он и сказал

"нет". Но говорите вы "да" или говорите

"нет", вы создаете раздвоение. Если вы

говорите "нет", вы начинаете чувствовать

себя виноватым, а "да" подавлено и

отстаивает свои права. Вот что такое вина. Если вы

говорите "да", возникает "нет", и

"нет" настаивает... и вы начинаете говорить

одно, а делать другое. Так рождается лицемерие. И

оба варианта патологичны.

Сдача означает ни "да", ни "нет". Вас

нет, "да" и "нет" некому говорить.

Капитуляция - это тотальное действие; "да" и

"нет" половинчатые действия. Сдача означает,

что вы растворяетесь, вы говорите: "Меня больше

нет". И вы не просто говорите это - это то, что вы

чувствуете в любви: вас больше нет.

Любовники становятся едины - два тела и одна

душа. Ученик и мастер становятся едины - два тела

и одна душа. Это сдача. Это не так, что ученик

говорит мастеру "да"; ученика нет, чтобы

сказать "да" или "нет". Ученика просто

не существует, он отбросил саму идею эго,

отдельности, так что вопрос о послушании или

непослушании просто не стоит.

Ученик не слушается, запомните, потому что он не

может не слушаться - ученика просто нет. Вы можете

называть это истинным послушанием; если вы

любите слово "послушание", вы можете

называть это истинным послушанием. Но помните:

это ни послушание, ни непослушание. Нет никого,

кто сказал бы "да" или "нет"! Ученик - это

просто пустота.

Я полностью за сдачу, потому что сдача - это

настоящее послушание, недвойственное

послушание. Вы остаетесь нераздвоенным, вы

остаетесь цельным. Все, что вас разделяет,

нехорошо, и все, что вас разделяет, в конце концов

становится опасным.

Человек очень много страдал из-за этого

развития послушности, из-за идеи послушания.

Многие века вас учили слушаться. Послушание

ценилось как одна из самых высших ценностей.

Фактически, в христианстве оно считается самой

высокой ценностью.

Вот почему Адам и Ева совершили первородный

грех, съев плод с древа познания. Почему это

первородный грех? Они не сделали ничего плохого;

они сделали только одно: они не послушались. Бог

просил не есть, а они съели - простое

непослушание. Но это стало первородным грехом, и

их изгнали из рая.

Такая философия очень опасна. Из нее выросли

все уродливые явления на протяжении веков. Из

мира исчезнут войны, если люди научатся быть

более сознательными и менее послушными. Но в

армии не станут развивать вашу сознательность;

наоборот, вся ваша сознательность методично

уничтожается - чтобы вы превратились в робота,

чтобы вы могли просто подчиняться. Чтобы, какой

бы ни был отдан приказ, верный или неверный, вы

выполняли его, как машина.

Это стало очень ясно по окончании Второй

Мировой войны. Томас Мертон пишет:

"Одним из самых поразительных фактов,

которые выяснились в ходе суда над Эйхманом, было

то, что психиатр обследовал его и признал

совершенно нормальным. Я нисколько не сомневаюсь

в этом, и именно поэтому я считаю это настолько

поразительным... Если бы все нацисты были

психопатами, какими, вероятно, были некоторые из

их лидеров, понять их ужасную жестокость в

определенном смысле было бы легче. Гораздо

сложнее примириться с этим спокойствием,

"уравновешенностью", невозмутимой

служебной добросовестностью, с которой он

выполняя свою службу, свою административную

работу, состоявшую в наблюдении за массовыми

убийствами. Он был вдумчив, дисциплинирован,

послушен, лишен воображения. Он с глубочайшим

уважением относился к системе, закону и порядку.

Он был послушным, лояльным, преданным офицером

великой страны. Он служил своему правительству

очень хорошо... Его не беспокоило чувство вины? Я

не слышал, чтобы у него были какие-нибудь

психические болезни. По-видимому, он хорошо спал.

У него был хороший аппетит, или так казалось...

"Я начинаю понимать, что "здоровье"

больше не является ценностью само по себе.

"Здоровье" современного человека почти так

же полезно для него, как огромная масса и мускулы

динозавра. Если бы он был чуть менее здоров, чуть

больше сомневался, чуть более осознавал свои

нелепости и противоречия, возможно, появилась бы

возможность его выживания. Но он здоров, слишком

здоров... возможно, нам придется сказать, что в

обществе, похожем на наше, наихудшее здоровье это

полное отсутствие беспокойства, полное

"здоровье"...

Мертон прав. Многие века нас учили добродетели

послушания. Это значит: оставьте всякую

сознательность; просто делайте то, что вам

говорят, что бы вам ни приказали - не

сомневайтесь, не думайте, не размышляйте. Это

превратило в машины все человечество. Человек

исчез; остались только квалифицированные машины.

И это привело к тому, что человечество стало

очень глупым.

Я не поддерживаю, такое послушание - это военная

ценность - но я определенно за сдачу. Сдача - это

любовная связь. Послушание - это социальное

явление: любовь индивидуальна Вы любите женщину,

вы любите мужчину... сдайтесь. И когда вы сдаетесь,

помните, вы сдаетесь не женщине, вы сдаетесь не

мужчине: вы сдаетесь бестелесному Богу любви - вы

оба сдаетесь любви. Так что это не вопрос

подчинения; в настоящей любви вообще нет

подчинения.

Мужчина сдался любви, женщина сдалась любви -

теперь их существование пропитано любовью.

Мастер уже сдался Богу, ученик тоже сдался Богу

- теперь любовь, или Бог, пропитывает их

существование.

Это не обычное послушание; это не имеет ничего

общего с тем послушанием, которому нас учили, о

котором говорили, которое навязывали. Это

совершенно другое явление, очень таинственное.

Когда два человека сдаются любви и любовь

овладевает ими, никто не доминирует и никто не

подчиняется, никто не выше, чем другой.

Фактически, обоих нет. И затем происходит нечто

необычайно важное: Бог. Тогда они оба говорят на

одном языке, потому что оба они настроены на одну

и ту же волну.

Со стороны это может быть похоже на послушание,

но это не так. Вспомните об этом, когда будете

размышлять о Пифагоре, вот что он имеет в виду:

Будь хорошим сыном. Он не подразумевает, что надо

быть послушным сыном; он просто имеет в виду сына,

который сдался. Будь хорошим супругом: он не

имеет в виду быть хорошей женой или хорошим

мужем; он просто подразумевает сдачу любви. Будь

хорошим отцом, хорошим братом: он не имеет под

этим в виду, что нужно позволить подчинить себя;

он просто говорит: сдайтесь любви.

Позвольте любви стать вашей жизнью. Если вы сын,

пусть любовь будет направлена на отца; пусть отец

станет орудием любви. Когда вы в свой черед

станете отцом, пускай сын станет орудием любви.

Это просто предлоги сдаться: сын, отец, муж,

жена, друг, мастер - все это только предлоги. Мы не

можем сдаться безликому Богу - мы еще не способны

на это - поэтому нам приходится искать какие-то

предлоги, какие-то двери. Мастера можно видеть -

ученик может сдаться мастеру. Но на самом деле

происходит сдача Богу. Только тогда, когда ученик

видит Бога в своем мастере, происходит сдача.

Мужчина может сдаться своей возлюбленной, но

сдача возможна только тогда, когда он видит в ней

нечто незнакомое, таинственное - Бога, который

приходит в форме любимой или любимого.

Сдача - это духовная ценность: послушание -

политическая ценность. И опасайтесь всякой

политики.

Четвертый вопрос:

Что это за чувство цельности и силы, что

возникает внутри меня, когда я слушаю Ваш рассказ

о вечном паломничестве Пифагора в поисках

скрытых секретов жизни и в экспериментах со

многими методами в различных эзотерических

школах?

Судаир,

Этот вечный искатель живет в каждом - Пифагор

живет в каждом. Мы можем не знать о нем, но это

врожденный поиск истины; человек есть искатель. И

пока вы не знаете об этом сознательно, вас нельзя

назвать человеком в истинном смысле этого слова.

Между человеком и остальными животными есть

только одно различие: только человек ищет истину,

только человек стремится проникнуть в тайны

жизни и существования. Только человека

интересует все окружающее. Только человек

медитирует, размышляет.

Возможно, вы не задумывались о том, что

английское слово "человек" образовано от

санскритского корня, означающего созерцание -

манам. Человек - это способность к созерцанию, к

медитации. Так что, Судхир, когда ты слушал мой

рассказ о Пифагоре, что-то шевельнулось в твоем

сердце - Пифагор, который спал в тебе, чуть-чуть

пошевелился, стал чуточку бдительнее,

пробудился. Твой сон стал чуть менее глубоким;

твои грезы на мгновение остановились. Что-то в

тебе пришло в движение.

Пифагор - почти архетип: непревзойденный

искатель истины, человек, посвятивший всю свою

жизнь поискам философии Переннис - вечной

философии жизни. Эта возможность живет в каждом;

ее нужно реализовать. Но мы настолько потерялись,

играя в ненужные, бесполезные игры, мы настолько

потерялись, собирая детские игрушки - расточая

жизнь, растрачивая энергию, растрачивая время. А

жизнь коротка! Жизнь так мимолетна. А время

постоянно ускользает из ваших рук.

Сделайте это своей целью, пламенеющим в вас

желанием: до того, как придет смерть, вы должны

прибыть домой - до того, как смерть одержит верх

над вами, истина должна случиться! Сделайте

это настолько интенсивным стремлением, чтобы

каждая фибра вашего существа пульсировала

вместе с ним, чтобы, даже когда вы спите, это

стремление продолжало свое движение, как

подземный поток. Чем бы вы ни занимались, все ваши

занятия должны оставаться на периферии, а самым

центром вашего существа должны стать постоянный

поиск истины и постоянная жажда истины. Пусть это

станет вашей страстной любовью.

Ты говоришь: Что это за чувство единства и

силы, что возникает внутри меня, когда я слушаю

Ваш рассказ о вечном паломничестве Пифагора...?

Да, если у вас возникает желание узнать истину,

цельность приходит сама собой - ибо желание

узнать истину имеет такую потрясающую силу. Это

не обычное желание: это не желание приобрести

новый дом, или машину получше, или побольше денег;

это не желание славы, успеха, власти, престижа...

Это все очень заурядные желания; они не могут

объединить вас. На самом деле, они разделяют вас,

потому что они многочисленны. Одно желание тянет

вас на север, другое желание тянет вас на юг. И их

много, это толпа, и каждому желанию хочется

привлечь вас, завладеть вашим вниманием. Они

громко кричат вокруг вас.

Желание денег говорит: "Брось все другое.

Заработай все деньги, которые можешь". А

желание успеха говорит: "Даже если придется

потерять деньги, не беспокойся - ты должен стать

удачливым человеком, ты должен быть знаменитым,

ты должен оставить след в истории! Рискни всем - и

деньгами, и прочим". А сексуальное желание

говорит: "Деньги, власть, престиж - что они

дадут тебе? Наслаждайся жизнью, пока она есть -

лови каждый ее миг для чувственных

удовольствий".

Множество желаний тянет вас в разные стороны;

вот почему вы всегда чувствуете, что вас

разрывает на части. Желание истины - это

единственное желание. И оно так велико, так

огромно, что все остальные желания просто

исчезают в нем. Это маленькие ручейки. Когда

приходит желание истины - большая река - все

маленькие ручейки вливаются в нее. Все они

исчезают в одном желании. Оно становится такой

страстью, такой пламенной страстью, что вы

загораетесь от нее. Что сама эта единственность

желания объединяется.

Это прекрасное переживание, Судхир. Не забывай

его - запомни его. Оно должно усиливаться,

становиться интенсивнее. Оно должно стать

тотальным, потому что быть тотально устремленным

к Богу - это все, что необходимо для того, чтобы

достичь Бога! Когда желание стопроцентно, когда

позади не осталось ничего, когда вы открыли все

свои карты, тотчас же, в этой тотальности...

приходит Бог. Вам не нужно никуда ходить; вам

просто нужно стать пламенным, и Бог предстанет во

всем своем изяществе.

Цельность приводит вас к истине, а желание

истины приносит цельность.

Пятый вопрос: Ошо, я думаю, что я почти

просветленный.

Я в самом деле очень удивлен: чтобы в одном

предложении все. слова были неверными! Как вы

умудрились?! Оно начинается с "я" - "я"

никогда не бывает просветленным; "я" - это

барьер. "Я" - это именно то, что препятствует.

Когда вы становитесь просветленным, вас нет; нет

никого, кто мог бы объявить. В Упанишадах

говорится - и Заратустра, Лао-Цзы и Иисус вновь и

вновь разными способами повторяют это... В

Упанишадах все очень ясно; там говорится: Если

кто-то говорит: "Я просветленный", вы можете

быть уверены, что это не так. Просветление - это

то, что нельзя объявить, потому что объявляющий

должен исчезнуть до того, как произойдет

просветление. Просветление есть только тогда,

когда вас нет.

А вы начинаете свое предложение: Я... Я думаю... Следующее

слово "думаю". Что общего имеет думание с

просветлением? Думание всегда очень, очень

далеко от просветления. Именно непрерывный

процесс мышления заставляет вас барахтаться в

своей грязи; именно непрерывный процесс мышления

заставляет вас действовать вслепую, делает вас

слепым, не позволяет вашим глазам отражать то,

что есть, потому что эти мысли все искажают. Мысль

- это механизм искажения. Но мы привыкли...

Ко мне приходят люди и говорят: "Ошо, я думаю,

что влюбился" - как будто любовь относится к

мышлению. Они даже не могут сказать: "Я

чувствую, что влюбился". Они говорят:

"Я думаю, что я влюблен". Даже любовь

становится в них мыслью. А как любовь может быть

мышлением? Любовь может быть только чувством.

Есть три уровня: первый - это мысли, второй -

чувства, а третий - бытие; мышление, чувство,

бытие. Вы можете думать о мире, вы можете думать

об объектах мира; вы не можете думать о любви -

любовь выше мышления, она выходит за пределы

мысленного понимания. Вы можете чувствовать

любовь: вы не можете думать ее.

И вы не можете даже чувствовать просветление -

оно лежит за пределами чувств. Так же, как любовь

находится за пределами мышления, просветление

находится за пределами чувств. Вы можете только

быть просветленным - не можете думать, не можете

чувствовать. Оно есть! И когда оно есть, оно есть.

А вы говорите: Я думаю, что я почти

просветленный.

Что вы имеете в виду, говоря "почти"? Об

этом никогда не слышали раньше. Или ты

← Предыдущая страница | Следующая страница →