Поделиться Поделиться

Перекодирование ДНК и человеческие отношения

Наступил и такой этап в перекодировании, когда я стала испытывать неодолимую печаль. Я знала, что мои отно­шения с Джерри завершаются. Вместо того чтобы под­держать проявившиеся у меня метафизические таланты, Джерри, казалось, воспринимал их как угрозу и боялся, что я больше не буду той практичной бизнес-леди, кото­рую он знал. Внутренний конфликт был ужасен. Если я буду развиваться духовно, то нанесу вред отношениям с Джерри, а если продолжу выстраивать отношения, то погублю свою духовность.

Полагаю, принимая душевный контракт, я в глуби­не души знала, что все неизбежно закончится именно так, поскольку проблемы во взаимоотношениях у нас с Джерри уже возникали. Именно поэтому я в самом начале задала Ларамусу вопрос, может ли Дух не за­ставлять меня резко меняться, а позволить совершать перемены плавно.

Ларамус ответил, что решения будут рождаться есте­ственным путем и мне предстоит принимать любые перемены лишь тогда, когда я буду к этому готова. Ведь мы все-таки живем в пространстве свободы выбора и свободной воли, и Дух не может к чему-либо нас прину­дить, пока мы сами того не пожелаем. Ларамус умолчал о том, что решение изменить жизнь может причинить нам боль, независимо от того, готовы мы к тому, чтобы осваивать новые территории, или нет.

Меня много раз спрашивали, правда ли, что пере­кодирование ДНК «разлучает людей». Конечно же, это не так! У нас с Джерри проблемы во взаимоотношениях существовали и до начала перекодирования. А потом я много работала как с одинокими, так и с семейными людьми и выяснила, что на благополучные пары никак не влияет то, что один из супругов прошел перекодиро­вание, а другой нет. Иногда бывает и так, что партнер, не пожелавший перекодироваться, оказывает благотвор­ное влияние на того, кто прошел этот процесс; в таких случаях первый играет роль своего рода «заземления». Поскольку повышение вибрации усиливает взаимо­действие партнеров, очевидно, будет лучше, если оба партнера, у которых прекрасные отношения, пройдут перекодирование. Те же, чьи отношения неустойчивы, сталкиваются с проблемами и без перекодирования. Что касается меня и Джерри, перекодирование ДНК оказалось одним из многих моментов, подчеркивавших нашу несовместимость.

Очищение от токсино как подготовка к перекодированию

Мы с Эн встретились, чтобы я могла поговорить с Ану и услышать что-нибудь о том опыте, который я уже приоб­рела, проходя перекодирование. Я знала, что нахожусь на третьей ступени, которая называется «яснослышание», но мне хотелось в этом лишний раз убедиться. В начале нашей встречи Ану сказал, что рядом с ним находится еще кое-кто, очень желающий поговорить со мной, но ему придется подождать, пока Ану завершит разговор. Я рассмеялась и спросила, уж не Ларамус ли это. Ану сказал: «Да, это твой старый друг Ларамус ждет тебя с нетерпением».

Вначале Ану сказал мне, что очень любит и ценит меня. Он сказал, что гордится тем, как бесстрашно, отбросив сомнения, устремилась я навстречу пере­кодированию ДНК, доверяя всему происходящему со мной в последние месяцы. Он был в курсе того, какими тяжелыми эмоциональными уроками обернулись для меня мои недавние взаимоотношения с Джерри, и посо­ветовал «не изменять себе». Он сказал, что наставники всегда со мною рядом, помогают и надежно защищают. Я задала Ану вопрос о недавней проблеме со здоровьем. Он подтвердил, что болезнь была необходима, чтобы из моей системы можно было удалить токсины и негатив­ную энергию, и заверил меня, что этого не повторится. Он сказал, что для перекодирования ДНК требуется совершенно иная вибрация, но она, встречаясь с не­гармоничной энергией, вызывает дискомфорт. Прежде чем человек получит энергию двенадцати нитей ДНК, ему следует освободиться от гнева, иначе не избежать столкновения этих двух энергий — плотной и более тонкой.

Потом Ану обратился к девяти ступеням, которые вели меня в пространство перекодирования ДНК. Если я находилась на третьей ступени, то оставалось пройти еще шесть. Ану сказал, что кое-кто из тех, кто интересу­ется информацией о перекодировании ДНК, может все девять этапов и не пройти. А другие осилят всё. Только после того, как энергию двенадцати нитей получат и рас­пространят по планете старые души, к перекодированию ДНК проявят интерес и многие молодые души, которые всегда воплощались только на Земле.

Я уже давно подозревала, что происхожу из нибиру-анской семьи Ану. Я спросила его, так ли это. Он под­твердил, что начало моей души связано с членами его семьи, а если я хочу узнать об этом побольше, мне следу­ет поговорить со специалистом по генетике. Я спросила, можно ли это сделать прямо сейчас, после того как я поговорю с Ларамусом, и он ответил: «Да».

Ану покинул нас и появился Ларамус. Он сказал, что хочет поговорить со мной, особенно после того, как он узнал, что мои отношения с Джерри разваливаются. Он попросил, чтобы я пока «не кипятилась».

Полагаю, было известно ему, что я решила покончить с болью и стра­даниями, высказать Джерри все и заявить, что для нас обоих было бы лучше разойтись. Ларамус сказал, что я вольна поступать, как мне хочется, и что он уважает мое решение последовать за своими чувствами. Но он по­просил меня пока воздержаться от разговора, поскольку наставники Джерри активно работают над тем, чтобы он сумел преодолеть какой-то важный барьер. Если он сделает выбор перешагнуть его, то в течение этой жизни мы сможем завершить нашу совместную работу. Если нет, нам с Джерри, скорее всего, действительно придется расстаться. Я ответила, что, помня о его любви, немного подожду, однако мне надо поскорее все решить, посколь­ку Джерри владеет половиной нашего дома и я должна знать, нужно ли уже подыскивать новое жилье. Ларамус поблагодарил и напомнил, что терпение и терпимость — часть того урока, который я сейчас отрабатываю.

Я спросила его, когда смогу связываться с ним на­прямую, как с Нефрас. Он сказал, что для этого мне требуется пройти еще две ступени перекодирования. Я попросила Ларамуса рассказать о следующих ступе­нях, но он ответил, что не может заранее, до получения опыта, давать какую-либо информацию. (Я всегда стара­лась выведать у этих нефизических существ как можно больше, но им, как мне казалось, нравилось играть в загадочность. Позже я поняла, что они просто не хотели лишать меня собственного опыта, предопределяя или предсказывая мое будущее.)

Потом я попросила Ларамуса пояснить, какие отно­шения связывают нибируанцев и плеядеанцев. Ларамус сказал, что Нибиру — искусственная планета, созданная плеядеанцами для исследования отдаленных участков нашей Солнечной системы. Плеядеанцы часто смешива­ются с другими расами, но изначальные, чистокровные плеядеанцы, населившие Нибиру, прибыли из созвездия Лиры и были голубоглазыми и светловолосыми гума­ноидами до трех метров ростом.

Просто из любопытства я спросила, сколько жизней мне довелось прожить в физической форме. Ларамус ответил, что я прожила 836 жизней, из них 362 на Земле, а остальные — на восьми разных планетах и на мало­известных звездах. Зная, что нибируанский год длится 3600 земных лет, я решила, что несоразмерно большое число воплощений на Земле связано, вероятно, со здеш­ней короткой продолжительностью жизни.

Ларамус выразил мне свою любовь и ушел, позволив выйти на первый план Джойсии. Тот сказал, что является главным генным инженером проекта перекодирования ДНК, возглавляемого Сирианско-Плеядеанским и Нибируанским Советами. Поскольку у меня накопились вопросы по поводу перекодирования, было решено, что я должна переговорить со специалистом. Я спросила, нужно ли мне рассказывать о перекодировании моему одиннадцатилетнему сыну Дрю. Джойсия сказал, чтобы я о нем не беспокоилась, так как при переходе на более высокий уровень сознания дети, благодаря их духовному развитию, будут хорошо защищены. Он сказал, что Дрю в нужное время тоже пройдет перекодирование.

Подведем итоги

← Предыдущая страница | Следующая страница →