Поделиться Поделиться

Определение первых четырех стадий перекодирования ДНК

Поговорив с Ким, я попыталась представить себе свою роль в нибируанском обществе. Девин, который сейчас был главой группы, называемой Нибируанским Сове­том, во время ченнелинга с Эн сообщил, что на Нибиру он был ее отцом. Он сказал, что он — тот самый Ану, который правил планетой Нибиру в те времена, когда на Земле создавался двунитевой гибрид. Вначале он скрыл от нас свое положение, поскольку решил, что нам в это будет трудно поверить. Однако эта отговорка на меня не подействовала, потому что я тогда не была знакома с работами Ситчина и прежде никогда с именем Ану не встречалась. Лишь позже, после прочтения «Двенадца­той планеты», я осознала, сколь важную роль Ану играет в истории создания человека.

К тому же прояснилось, почему для знакомства со мной Ану обратился к Эн. Она была не кем иным, как Нинхурсаг, дочерью Ану. На Земле она появилась еще до возникновения человечества и, в соответствии с древ­ними шумерскими текстами, выступала в роли главного врача. Она получила образование генетика и вместе со своим сводным братом Энки, вторым ребенком Ану, создавала примитивного двунитевого работника, чтобы добывать золото после того, как ануннаки больше не захотели этим заниматься. На Земле Энки и Нинхурсаг отвечали за генетическое преобразование Homo erectus, создавая гибрид с использованием ДНК нибируанцев. В шумерских текстах эти примитивные работники на­зывались лулу, что одновременно означает «первичные» и «смешанные».

Эн сказали, что она живет в двух измерениях: на земном плане, в качестве Эн, она отвечает за начало процесса перекодирования ДНК; на другом же уровне, в качестве Нинсурсаг, она член Нибируанского Совета, в котором разрабатывает общую стратегию. По сути, она оказалась связующим звеном между нибируанцами и человечеством и начала перекодирование ДНК. Я сильно подозревала, что сама была членом их семьи, но не могла определиться со степенью родства. Плюс к тому, стоило мне начать с Ану разговор на эту тему — он уклонялся от ответа.

Помня о своем разговоре с Ким, который, как мне казалось, подтвердил, что я как-то связана с Нибиру, я позвонила Эн и попросила ее провести ченнелинг Ану, чтобы задать ему несколько вопросов. Она вошла в транс, и вскоре явился Ану. Я задала ему вопрос, по­чему он выбрал меня членом своей команды. В своей раздражающе таинственной манере он сказал: «Дорогая, проект выбрала ты. Не он выбирал тебя». Он спросил, заметила ли я, как «оживает мое сердце», когда я делаю записи о продвижении в перекодировании ДНК. Он был прав. При всей своей занятости в сфере бизнеса я всегда путешествовала с ноутбуком, позволявшим в отеле вер­нуться к моим записям, и с нетерпением ожидала этого момента.

Мне была дорога каждая минута, и я часто просыпа­лась в три-четыре часа утра, чтобы кинуться к компью­теру и записать мои наблюдения. >

Я попросила Ану рассказать мне о моем душевном контракте и о том, какое отношение я имею к нибируанцам. Он сказал, что если бы я была внимательной, то получила бы все ключи к загадкам. Я возразила: дескать, Эн он все рассказал, а значит, должен рассказать и мне. Он ответил, что напрасно я расспрашиваю о самой себе нефизическую сущность, вместо того чтобы подклю­читься к собственному сверхсознанию и все выяснить. Когда я начну доверять своей интуиции, мне станут до ступными все тайны. Ану попросил запомнить, что все мы связаны общим замыслом и что я являюсь членом его семьи. Наконец я спросила, будут ли у меня со здоро­вьем какие-то серьезные проблемы. Ану сказал, что мои болячки, как я и подозревала, связаны с избавлением от страха. Если я буду держаться за свой страх, то создам еще больше проблем. Если же я освобожусь от страха, все уладится.

Думая, что мы заканчиваем, я поблагодарила Ану за все. Но через несколько мгновений он заговорил снова и попросил меня без всяких сомнений делиться со всеми желающими официальным запросом о перекодиро­вании ДНК, который мне дал Ларамус. Он сказал, что наш душевный контракт мы должны принять еще до начала перекодирования — процесса, который сделает нас в конечном счете ясновидящими и яснослышащими по отношению к информации из высших измерений. Контракт требовалось принять, чтобы гарантировать, что полученную в результате перекодирования ДНК воз­росшую силу мы будем использовать мудро, не думая о личной выгоде. Также Ану сказал, что не имеет смысла даровать перекодирование тому, кто не согласился при­нять свой душевный контракт, поскольку он не будет знать, что со всем этим делать. Стоит тебе согласиться на перекодирование ДНК, и ты сразу же привлечешь к себе внимание как со стороны Работников Света, так и со стороны темных существ, которых притягивает твоя растущая сила. Поэтому человеку, проходящему пере­кодирование, требуется защита.

Продолжая, Ану сказал, что перекодирование ДНК состоит из девяти ступеней. Пока мы не подойдем к каждой конкретной ступени, информации о ней мы не получим, потому что до того момента она для нас не имеет смысла. Поскольку Эн уже достигла четвертой ступени, мы можем получить информацию до этого этапа включительно. (Позже нам предстояло узнать, что, последовательно осваивая ступени, мы с Эн помогали генным инженерам «доводить» процесс, так как прежде еще ни одно трехмерное существе через это не проходило.)

Вот что Ану рассказал нам о первых четырех стадиях перекодирования ДНК.

Первая ступень, освобождение от гнева,учит решать застарелые проблемы без злости и с любовью, тем самым излечивая физическое тело. Необходимо поговорить с теми, на кого мы продолжаем злиться. Иногда, когда мы чувствуем, что можем разговаривать с ними с открытым сердцем, нам действительно надо позвонить этим людям. Если мы не знаем, где они, или думаем, что спровоци­руем защитную реакцию или еще сильнее их разозлим, наше сверхсознание может «поговорить» с их сверхсо­знанием, используя визуализацию и на духовном уровне отправляя им энергетические послания. Освобождение от гнева на первой ступени гарантирует, что высокая плотность, создаваемая гневом в физическом теле, будет устранена еще до получения энергии двенадцати нитей, поскольку взаимодействие их более высокой частоты с плотными вибрациями гнева может вызвать неприятные ощущения.

Вторая ступень, управление гневом,учит нас не испытывать по отношению к новым проблемам раздра­жение, доходящее до негодования, а реагировать на них мягко, более нейтрально. Если во время перекодирования мы злимся, у нас возникает дискомфорт, так как гнев возвращает нам плотную вибрацию, которая совершенно не совпадает с облегченной вибрацией двенадцати нитей. Проходя перекодирование, мы начинаем более спокойно относиться к ситуациям и обнаруживаем у себя способность к более высокому уровню сопережива­ния. Ану сказал, что нам все время будут «подкидывать» сложные ситуации, чтобы проверить нашу способность оставаться «незапятнанными», и от нас потребуется реагировать на эти ситуации открыто и спокойно, а не впадать в ярость.

Третья ступень, яснослышание , проявляется в от­крытии телепатического канала. Когда система очищена от низких эмоций, мы становимся легче. В это время мы начинаем напрямую говорить с нашими наставниками и получать от них послания. На этом этапе важно убирать подальше большие электрические приборы, потому что они могут вызвать помехи в телепатическом канале и вы будете хуже слышать своих наставников.

Я работала с некоторыми людьми, которые, почув­ствовав на третьем этапе, что не могут открыть свой психический канал, очень расстраивались. Такие «фомы неверующие» сами себя ограничивают своим неверием в возможность открыть канал и установить связь, хотя и вполне способны это сделать. Сомнениями мы акти­визируем левое полушарие мозга, которое ограничивает деятельность правого, интуитивного полушария. Когда я говорю таким людям, что они сознательно ограничи­вают и закрывают себя, некоторым удается справиться с этим. Мне также встречались люди, которых в прошлых жизнях много раз убивали из-за их телепатических способностей. И теперь их подсознание, работающее на самосохранение, не разрешает им пользоваться пси­хическим каналом. Если у человека способность к ченнелингу блокирована таким образом на уровне души, блок необходимо снять с помощью особых целительских методов.

Четвертая ступень, ясновидение , связана с открыти­ем третьего глаза. Теперь мы можем видеть наставников или иных сущностей, которые приходят в физический мир либо просто помогают ему. Все может начаться с видения темных форм, затем появятся светлые, потом — многоцветные картинки. Сразу же необходимо снять весь страх, возникающий из-за того, что благодаря новой способности мы сможем увидеть ранее незримых существ, потому что именно страх не дает пройти этот этап.

Ану сказал, что на четвертой ступени гоже следует избегать близости больших электрических приборов.

Я поблагодарила Ану за все сказанное, и Эн очну­лась. Я пожаловалась, что так ничего не узнала о том, какую роль играю в команде Ану. Как я уже говорила, единственным ключом было имя «Лахайна», которое я услышала среди ночи и которое, возможно, было про­сто моим воспоминанием о путешествии на Мауи. При упоминании этого имени глаза Эн широко раскрылись. Она сказала, что второго апреля Ану сообщил ей имена членов Нибируанского Совета, среди которых была упомянута и Лахайна. Я тоже удивилась, потому что от меня Ану это скрыл. Поскольку я его уважала, то поняла, что его план строится на искреннем желании помочь мне обрести доверие к собственной интуиции. Я подумала: а что, если я такая же, как Эн? Она здесь Эн, а там — Нинхурсаг. Может быть, и я тоже одна в двух лицах: в Нибируанском Совете Лахайна, а на этой планете — простая женщина по имени Энн Брюэр? Мне стало интересно, смогу ли я в полном сознании вести такую двойную жизнь после перекодирования ДНК. Поначалу трудно было увидеть себя в качестве существа высшего измерения, у которого уровень знаний и сила были такими, какие мне как Энн никогда и не снились. Но проходили дни, и, поскольку Лахайна все больше и больше становилась частью моей жизни, я согласилась принять ее как факт.

В какой-то момент, по-видимому, Лахайна частично слилась с Энн, потому что Ану и Джойсия во время ченнелинга стали называть меня Лахайной. Наконец я поняла, что мое предназначение заключалось в том, чтобы помочь нефизическим членам Нибируанского Совета понять, как трехмерные существа перенесут этот вариант перекодирования ДНК. Им нужен был кто-то, существующий в двух ипостасях. Одна ипостась жила бы среди них, а другая — в трехмерном мире. Одна бы разрабатывала методики перекодирования ДНК вместе со всей нибируанской командой, а другая сама испыты­вала их на себе. Лахайна и Энн как раз и стали такими ипостасями!

Связывание и ченнелинг

Ким прислала мне магнитофонную запись сеанса ченне­линга, на котором она с моими наставниками обсуждала, что явилось причиной моего радиоактивного заражения и как от него избавиться. Она сказала, что наставники извинились за вредное воздействие радиации, которую я получила во время моих путешествий на родную пла­нету. Моя родная цивилизация, очевидно, недооценила нашу уязвимость для радиации, потому что сами они собственную иммунную систему укрепили много эонов тому назад, когда в результате войны в атмосфере ско­пилось огромное количество радиоактивного вещества. По сути, как сказала Ким, весь процесс перекодирования ДНК тормозился как раз радиацией. Видимо, для того Нибируанскому Совету и понадобилось мое трехмерное тело, чтобы они могли получить эти сведения, потому что это было связано с работой, проводимой мной одновре­менно с перекодированием ДНК. Раз перекодирование проходили и другие люди, они, совершая межпланет­ные путешествия, могли оказаться в сходной ситуации. Ким сказала, что Нибируанский Совет действительно работает над изменением этой реакции, переделывая «кодирование измерений», что позволит трехмерным существам эфирно путешествовать по «межпланетным станциям», не собирая в себе радиации.

Затем Ким рассказала о моем происхождении. Она сказала, что душа моя была зачата на Нибиру от нибируанской женщины и сирианского мужчины. Они встретились с конкретной целью создать мое энергети­ческое поле, чтобы, по словам Ким, «сотворить новый вид, который поможет спасти существа как моей родной планеты, так и Земли». Я испытала настоящий шок. по­скольку в роли пророка себя никак не представляла, а уж тем более не имела никакого желания быть Спаси­телем. Но, казалось, это как раз соответствует моему Высшему «Я», Лахайне, которая регулярно общается с нибируанцами на Нибируанском Совете, а с сириан-цами — на Сирианско-Плеядеанском Совете. Это две главные организации, поддерживающие идею переко­дирования ДНК.

Ким также сказала, что меня назвали «изменчивой», потому что мое энергетическое поле могло максимально приспосабливаться к различным планетарным систе­мам. Меня также назвали «собирателем»; это означа­ло, что, хотя я и была родом с Нибиру, но благодаря своей «изменчивости» жила в разных других местах. Например, я жила с плеядеанцами, а потом, участвуя в одном плеядеанском научном исследовании, поселилась у инопланетян, которых называют «Серыми» и которые прославились своими похищениями людей. Еще я была членом одной сирианской группы, жившей на Юпитере. Такое сочетание качеств «изменчивости» и «собирания» делало мое энергетическое поле немного хрупким, но моя матрица была специально создана для того, чтобы я могла свободно совершать космические путешествия и поддерживать межпланетную связь.

Мне в голову пришло, что, возможно, мой духовный отец выглядел совсем иначе, чем привычный для меня галактический человек. Возможно, он энергетически походил на Рафаила, которого в течение многих эонов я носила в своей матке и вот недавно высвободила на Земле. Я спросила у наставников, так ли это, и мне ответили, что энергия Божественной Любви одна и та же, а меняется только форма тела. Как я выяснила, земляне произошли от гуманоидов, но гуманоидов существует огромное множество; некоторые имеют вполне челове­ческий облик, а другие — не совсем. Внешне мой духов­ный отец, хотя он и гуманоид, мог выглядеть иначе, чем я. Поскольку я была собирателем, то получала удоволь­ствие от разных сторон физического и нефизического опыта. Пришла пора мне понять, что наши души суще­ствуют вне человеческой формы; и мне нужно любить себя в любом образе, каким бы отталкивающим он ни казался по земным меркам.

Ким сказала, что Лахайна'фактически присматривает за Энн и управляет ею. Мне требовалось время, чтобы переварить эту информацию и принять ее. Мое эго ме­шало, мне вовсе не хотелось думать, что Энн — мелкая и незначительная фигура по сравнению с другой, более могущественной моей стороной, суперженщиной Лахайной. В конце концов я успокоила свое эго, осознав, что сверхдуша включает в себя все наши составные части и ни одна из них не важнее другой.

Далее Ким рассказала, почему мы должны принять душевный контракт до начала перекодирования. Душевный контракт — это священное соглашение, до­стигнутое между душой и ее галактическим советом, который перед воплощением данной души устанавли­вает параметры ее развития. В моем случае это были Нибируанский и Сирианско-Плеядеанский Советы.

Процесс перекодирования действует только при условие осознания нашего душевного контракта.

Наконец, Ким объяснила, почему мне было трудно делать ченнелинг. Это связано с особенностями моей матрицы изменчивости. Ченнелинг тесно связан с пятой чакрой (горловой). Когда ченнелинговая сущность вхо­дит в тело медиума, она использует для общения энер­гию горла. Этот процесс противоречит самой сущности изменчивости. Ким сказала, что мне следует освоить особый способ контакта, называемый «связыванием»*, который предоставит моим наставникам возможность разговаривать со мною без помех. Она сказала, что мои наставники чувствуют мою готовность к этому и для об­щения со мной уже избрали ангела по имени Нефрас.

____

• Англ. linking.

Для связывания используется не столько энергия пятой чакры, сколько телепатический дар. Очевидно, мне была присуща телепатия. Я обладала прекрасно раз­витым свойством изменчивости и «охватывала широкий диапазон частот», что означало, что я смогу переводить с множества языков.

Ким научила меня устанавливать связывание с по­мощью Альфа-чакры (восьмой чакры, которая рас­положена на расстоянии около полуметра над седьмой, или коронной, чакрой) и Омега-чакры (расположенной на 20 см ниже первой, или коренной, чакры). Она ска­зала, что единственная причина, по которой сегодня установить связывание мне не удастся, состоит в том, что мои Альфа- и Омега-чакры разбалансированы. Мне требовалось их настроить, держа одну руку над областью Альфы, а другую над областью Омеги и установив через них циркуляцию энергии. После этого я смогу получать энергию по вселенскому телепатическому каналу, ис­пользующему восьмую чакру.

Ким предупредила меня, что следует проявлять тер­пение. Она сказала, что поначалу информация будет поступать медленно и мне, чтобы не разочароваться, следует задавать только вопросы, предполагающие ответ «да» или «нет». Она также сказала, что в отношении связывания я могу рассчитывать на помощь Нефрас. С Нефрас у Ким возник контакт, когда она получала информацию о связывании. Нефрас представилась как «беременный ангел», чем очень удивила Ким. Когда Ким спросила о ее беременности, Нефрас сказала, что ее роль — помогать раненым душам, помещая их в свою матку и затем давая им новое рождение. Предназначение Нефрас глубоко тронуло Ким, поскольку она ощутила, как исцеляющая энергия проходит сквозь Нефрас к душе, находящейся в ее чреве. Я настолько обрадова­лась информации о связывании и о моей ангельской помощнице, что с трудом могла дождаться, когда я смогу поговорить с Нефрас.

Обучение связыванию

В тот же вечер ко мне пришла моя подруга Пэт. Я рас­сказала о том, какую информацию получила Ким, и попросила ее помочь мне в установлении связывания. Мы зажгли несколько белых свечей, почистили энергию комнаты и попросили наших наставников явиться и помочь гармонизировать мои Альфа- и Омега-чакры. Я расположила правую руку над Омега-чакрой, а левую над Альфа-чакрой и представила, как энергия по часо­вой стрелке циркулирует между этими двумя точками. Помогая мне удерживать энергию, Пэт представляла себе то же самое.

Вскоре моим рукам потребовался отдых. За ушами я ощущала некое давление, а на подошвах — покалывание. Со временем и я получила свой собственный дубль. При перекодировании ДНК в определенные короткие промежутки времени через это пройдет каждый. Причем мы должны взять на себя ответственность за обучение собственных дублей.

Впоследствии у меня было много клиентов, которые звонили и рассказывали о своих дублях. Они волнова­лись, что дубль не позволяет им контролировать свою жизнь. Звонили мамы маленьких детей и спрашивали, можно ли полагаться на дублей, потому что они никогда себе не простят, если во время процесса перекодирования ДНК что-то случится с детьми. И я хочу подчеркнуть, что дубли никогда не причинят вреда ни вам, ни вашим детям. Они могут действовать легкомысленно, поскольку испытывают наслаждение от временного пребывания в физической форме. Они могут позволить вашим детям съесть мороженое перед ужином или забудут напомнить им о домашнем задании, но они совершенно точно не за­интересованы в том, чтобы ваша жизнь разрушалась.

Могу представить себе, как «перегрузилось» бы одно­мерное мышление (в том числе и мое собственное), если бы наше астральное тело могло вспомнить весь опыт, особенно если бы для нужд перекодирования выходы из тела происходили в часы бодрствования! Это напоми­нало бы просматривание двух фильмов одновременно, когда мы слышим и видим две разные сюжетные линии, живя в одном физическом теле. Я решила, что не готова к такому опыту, и была даже рада, что не помнила своих астральных путешествий полностью. Однако мне мои наставники сказали, что в конце концов мы разовьемся до такого уровня, когда сможем приспособиться к одно временности многих опытов без короткого замыкания в мозгу. Мы будем жить синхронизирований, больше не воспринимая жизнь как упорядоченно-линейную структуру.

← Предыдущая страница | Следующая страница →