Поделиться Поделиться

Особенности русского меркантилизма и классической школы

В XVII в. в России «старина боролась с новизной», крепла монархия, появились зачатки промышленности. Развивалась внутренняя и внешняя торговля; разбогатевшим купцам из горожан и крестьян государство даровало привилегии. В русской экономической мысли в это время сформировались идеи меркантилизма , которые были родственны западноевропейским, но в то же время существенно отличалась от них.

Для русского меркантилизма характерны следующие черты.

Во-первых, богатство нации русские меркантилисты видели прежде всего в развитии отечественного производства, а не торговли, как западные меркантилисты. Рассуждая же о торговле, они выдвигали на первый план необходимость развития внутренней торговли, тогда как их западные коллеги ратовали за развитие торговли внешней. Иначе не могло и быть в столь огромной и самодостаточной стране, как Россия, — внешняя торговля заведомо играла в ее экономике сравнительно скромную роль.

Во-вторых, даже в сравнении с государственно ориентированным западным меркантилизмом русские сторонники этой школы были особенно ярыми государственниками. Роль государства в экономике не сводилась ими только к проведению протекционистской политики . Государство в лице монарха выполняло, по мнению представителей русской школы, функцию объединения всей нации, главного организатора ее успехов.

Ведущим подходом к описанию национального хозяйства в методологии русской школы являлся холизм (греч. holos — «целое»), т.е. общность, в отличие от индивидуализма западных экономистов. Для России традиционно были характерны общинные и коллективные формы деятельности, тогда как в европейской экономике преобладала частнопредпринимательская деятельность. Так, в силу особенностей климата период уборки урожая в России очень краток. Поэтому сенокосы, жатва и другие работы в русской деревне всегда проводились коллективно, «всем миром».

Таким образом, традиции русского меркантилизма отражали особенности российской экономической и политической жизни. К сожалению, его исторические судьбы печальны, поскольку многие важные труды были опубликованы спустя столетия и не могли существенно воздействовать на умы своих современников.

Одним из первых русских меркантилистов был думный боярин Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин(ок. 1605–1680), разработавший Новоторговый устав (1667) — законодательный акт, способствовавший росту русского купечества. Ордин-Нащокин внес большой вклад в укрепление финансов и денежного обращения России. Введенные им купеческие союзы представляли попытку организации кредита и явились прообразами банков в России. В. О. Ключевский писал о нем: «Говорун и бойкое перо. Даже враги сознавались, что говорил он «слагательно». Ум его был тонкий, цепкий и емкий».

И. Т. Посошков

Наиболее крупным представителем русского меркантилизма является Иван Тихонович Посошков(1652–1726) — талантливый писатель, серебряных дел мастер, государственный деятель Петровской эпохи, внесший большой вклад в реорганизацию денежной системы России и проведение монетарной реформы.

Основная работа Посошкова «Книга о скудости и богатстве», написанная им на восьмом десятке лет, отражала глубокое понимание состояния России и преобразовательной деятельности Петра I. Собственно и написана была эта книга для Петра, за год до его смерти. Дошла ли она до Петра и прочел ли он ее — неизвестно. После смерти Петра I Посошков был арестован и посажен в Петропавловскую крепость. По всей видимости, арест был связан с книгой. В «Книге о скудости и богатстве» Посошков развил программу экономических реформ. Он, как и все русские меркантилисты, не отождествлял богатство с деньгами. Богатство государства Посошков видел в создании таких условий в стране, при которых путем обогащения всего народа будет обеспечен непрерывный рост государственных доходов. «В коем царстве люди богаты, то и царство то богато, а в коем царстве люди будут убоги, то и царству тому не можно слыть богатому». Посошков ратовал за развитие отечественной промышленности, за вывоз готовой продукции, а не сырья; за развитие внешней и внутренней торговли. Он доказывал необходимость развития торговли и промышленности посредством государственной опеки и регулирования.

Во второй половине XVIII в. продолжился процесс формирования капиталистического уклада, который, правда, не стал господствующим в экономике. В это время трудами Василия Никитича Татищева(1686–1750), Михаила Васильевича Ломоносова(1711–1765) завершился этап господства меркантилизма в русской экономической мысли.

К началу XIX в. в России широко распространяются идеи классической политической экономии . Их сторонники были выдвинуты на крупные государственные посты. Так, вдохновитель реформ эпохи царствования Александра I секретарь Государственного совета Михаил Михайлович Сперанский(1772–1839) разделял теорию трудовой стоимости Д. Рикардо, был хорошо знаком с сочинениями А. Смита . Государственные реформы М. М. Сперанского отражали идеи либерализмав экономической политике.

Н. С. Мордвинов.

Современник и единомышленник М. М. Сперанского граф Николай Семенович Мордвинов(1754–1845) разработал «экономические прожекты» по выведению России «из земледельческого хозяйства в рукодельное и промышленное». Считая себя учеником А. Смита, он верил, что общественное благо основано на благосостоянии частном, которое достигается личной, свободной предприимчивостью. Мордвинов был против государственной опеки и казенной монополии .

В то же время Н. С. Мордвинов считал теорию А. Смита о свободной торговле для России неприемлемой. В работе «Некоторые соображения по предмету мануфактур в России и о тарифе» и других трудах он обосновал необходимость промышленного протекционизма . У такого подхода были свои резоны. Зарождающаяся русская промышленность (в отличие от развитой английской) без защитных барьеров вряд ли бы смогла выдержать иностранную конкуренцию. Вместе со Сперанским Мордвинов добился изменения характера внешнеторговых операций. Был сокращен ввоз предметов роскоши, свободный доступ в Россию остался только для самых необходимых товаров. Одновременно были введены меры поощрения вывоза российских товаров за рубеж. Это вызвало всплеск негодования дворян и помещиков — основных потребителей предметов импортной роскоши. Но успех сопутствовал реформаторам.

Установление в 1810 г. протекционистского тарифа усилило рост фабричного производства. Н. С. Мордвинов писал: «Не только богатые коммерсанты и дворяне, но и среднего состояния люди приступили к устройству фабрик и заводов разного рода, не щадя капиталов и даже входя в долги. Все оживилось внутри государства, везде водворилась особенная деятельность».

В целом различия меркантилизма и классической школы в их русских воплощениях были не столь резки, как в мировой науке. С одной стороны, русские меркантилисты не сводили богатство только к деньгам, ориентируясь, скорее на общее состояние производства в стране. С другой — русские представители классической политической экономии настаивали на политике протекционизма, которая способствовала росту национального производства. Политику либерализма они считали верной только для внутреннего рынка.

Русский марксизм

В XIX в. в русской экономической мысли, как и западноевропейской, произошел раскол на сторонников рыночной капиталистической экономики и ее непримиримых критиков, доказывавших неизбежность гибели этой системы. При этом в силу сложности социальной обстановки в стране критическое направление экономической мысли в России было исключительно сильным и вызывало глубокие симпатии в обществе. После отмены крепостного права в ходе реформы 1861 г. на фоне крестьянских восстаний и массового недовольства народа невыгодными условиями освобождения на роль главной оппозиционной экономической доктрины постепенно выдвинулся марксизм .

Русский марксизм имеет свою историю и судьбу, такую же противоречивую и самобытную, как судьба самой России.

← Предыдущая страница | Следующая страница →