Поделиться Поделиться

ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ ОРГАНИЗУЮТ ДВИЖЕНИЯ ТЕЛА

Итак, давайте посмотрим, как это рабо­тает. Многие из вас уже выполняли этот урок раньше, но вы увидите, что, когда буде­те делать его в этот раз, улучшения, которых вы добьетесь, окажутся за пределами всех ваших ожиданий, поскольку на предыдущих уроках вы научились быть более гибкими. Сядьте, поместив правую ногу назад, а ле­вую протянув вперед. Можно видеть, что те, кто посообразительней, придерживаются ле­вой рукой, даже если в этом нет необходи­мости. В группе есть человек, у которого проблемы с тазобедренным суставом, и ему нужна поддержка. Любой умный и способ­ный хирург скажет: «Это старое бедро. Если вы хотите им двигать, вставьте искусствен­ный тазобедренный сустав». И все же его та­зобедренный сустав лучше вставного, при условии, что этот человек по возможности работает головой.

Итак, теперь давайте проверим, является ли то, о чем я говорю, никому не нужной чушью или это действительно работает. Обо­притесь на левую руку. Зачем? Мы можем битый час говорить об одном этом. Теперь держите руку вот так и, пожалуйста, не де­лайте никаких телодвижений, просто убери­те руку. Видите? Как только вы ее убрали, вы тут же задержали дыхание и перемести­лись в такое положение, чтобы не упасть. Теперь, вероятно, вам придется сохранять равновесие, и одной из сторон тела придется для этого сильно потрудиться. Мышцы бу­дут удерживать ваше тело, и вы можете хоть в лепешку расшибиться, пытаясь придать им эластичность. Когда мышца выполняет ка­кое-то действие, она больше ничего не мо­жет делать. Другими словами, вы не можете одновременно курить сигарету и целовать свою возлюбленную, поскольку рот занят всасыванием. Теперь расслабьте тело, уже не опираясь на руку. Как ни старайтесь, но на­пряжение в мышце не уменьшится, так как она находится в рабочем положении из-за вашего намерения сидеть таким образом. Дви­гательная, или интенциональная, зона коры головного мозга осуществляет исполнение этого вашего желания и нигде больше не может быть задействована. Следовательно, вам остается только одно — продолжать под­держивать мышцу с тем, чтобы она испыты­вала потребность в работе.

Итак, продолжайте опираться на левую руку. Чувствуете, что мышца расслабилась? Вот теперь я могу начать ее тренировать. Повторяю, если вы хотите снять напряже­ние мышцы, вам не нужно просить ее об этом, просто держите конечность таким об­разом, чтобы та мышца оказалась незадействованной, и вы обнаружите, что мозг чело­века настолько высокоразвит, что как толь­ко он почувствует, что можно без риска дать этой мышце отдохнуть, то немедленно это исполнит.

Вот так я работаю с людьми, утверждаю­щими, что у них сломана рука и потому они не могут расслабить плечо. Я приношу стул и удерживаю руку в таком положении, что нервная система со временем уясняет, что рука находится в полной безопасности. Тогда рука расслабляется и плечо начинает двигаться, а я своими руками могу обеспе­чить им даже большую защиту. Когда я по­пытаюсь подвигать плечо, то начну с внут­ренней части сустава и буду перемещать тело вокруг этого сустава. По окончании я скажу: «Уберите стул», а человек скажет: «Как такое может быть, я уже два года хожу с опущенным плечом». И это притом, что я ни разу не дотронулся до руки.

Можно понять, что происходит в мозге человека: он заботится лишь о сознательном действии — о намерении поднять руку. Если что-то произошло и он больше не может этого сделать, то он полностью теряет спо­собность управлять своей рукой.

Что могу для него сделать я. Вместо того чтобы работать мышцами так, как к этому привык его мозг, я делаю прямо противопо­ложное. Изначально при включении в дви­жение мышца растягивается с обеих сторон равномерно и не знает, как можно натянуть­ся в одном месте и не натянуться в другом. Удивительно то, что, когда пассивная часть мышцы руки, например, лежит неподвиж­но, другой ее конец выполняет огромное движение. Как у вас это получается? Есть весьма любопытное свойство, которое за­ключается в том, что нервная система под­держивает тело в неподвижном положении, и вы, сами того не осознавая, делаете это с тех пор, как совершили свое первое в жизни движение. Вам приходится это делать, иначе вы не сможете двигать конечностями. Это как воздух, которым вы дышите, не задумы­ваясь об этом. Итак, если мне достанется кто-то, кто не может двигаться, я не стану тренировать его мозг и твердить ему: смот­ри, сейчас ты соберешься и выполнишь это движение. Если он сделает это телодвиже­ние в его нынешнем состоянии, то урок бу­дет похож на физиотерапию. Если вы следи­те за моими действиями, то видите, что я все еще держу руку и перемещаю тело вокруг сустава, чтобы мышцы двигались в той части, где обычно они неподвижны. Это при­мер, противоположный тому, что называется естественным. Даже у здоровой руки воз­можности ограниченны. Вчера вы в этом убедились и усовершенствовали свои спо­собности. Когда, лежа на полу, вы вращали рукой, вам приходилось двигать телом и ос­тавлять руку под собой на полу. Таким обра­зом, мы подошли к этому вопросу с другой стороны, где прежде ваш мозг не имел опы­та. В двигательной зоне коры вы распознали новый принцип так, что она внезапно смог­ла выполнять действия с обеих позиций. Вы помните женщину, с которой я работал вчера? Она не могла поднять руку. Но я и не пытался ее поднять, потому что женщина сразу бы почувствовала предел своего дви­жения и отказалась продолжать. А что мы делаем, когда человек оказывает сопротив­ление? Психиатры обнаружили, что мы пы­таемся сломить это сопротивление. Или сломать руку, или причинить боль. Поэтому, если в психиатрии сталкиваются с противо­действием, то все вокруг начинают плакать и чувствовать себя несчастными. И происхо­дит это потому, что пытаются преодолеть ваше сопротивление. Теперь вы понимаете, почему я, когда наталкиваюсь на сопротив­ление, не пытаюсь его сломить. Я поддержи­ваю руку в стабильном положении там, где человек чувствует себя защищенным. Вы это видели на видеокассете, но не обратили вни­мания. Поддерживая руку и сохраняя ее в безопасном положении, я могу передвигать тело к точке противодействия, которое к то­му моменту уже проходит. Сопротивления как не бывало. Затем я шевелю другой сто­роной сустава, который к тому времени еще не разобрался, оказывать ему сопротивление или нет. Таким образом, за несколько се­кунд я добиваюсь полноценного движения руки, причем люди, десятки раз наблюдаю­щие за этим, ничего не замечают.

А вот другая ситуация. Эта женщина не может самостоятельно пошевелить головой, потому что перенесла операцию на грудной клетке. Я хочу заставить ее понять, что про­сто есть некая мышца, которой она не может пользоваться. Поддерживая плечо, я сни­маю необходимость в этой мышце, прини­мая ее работу на себя. Грудной мышце боль­ше не нужно ничего делать, и поэтому, если мозг этой женщины находится в нормаль­ном состоянии, ей понадобится всего не­сколько секунд, чтобы осознать, что поддер­живать мышцу уже не требуется. Таким об­разом, она перестраивает свои действия. И где же была точка сопротивления? Я не спраши­ваю, я знаю где. Посмотрите вперед, в сто­рону и назад — вот это место. Стало быть, если я сделал это один раз, значит, могу про­должать и дальше, так как мозг достаточно умен, чтобы уже с первым опытом осознать, что это возможно. Что касается господина, которому необходима опора для тазобедрен­ного сустава, то я заставлю его сустав стать таким же подвижным и пластичным, как у всех самых молодых или самых благополуч­ных из присутствующих, если, конечно, сус­тав еще не разрушен настолько, что не под­лежит восстановлению. Но даже в этом слу­чае движению можно вернуть прежние свойства. Позже это может быть болезнен­ным. Но я считаю, что он выглядит доста­точно здоровым и его выздоровлению пре­пятствует отсутствие обыкновенной способ­ности мыслить. Он знает, что ему 74 года, а раз ему 74, значит, он должен работать бед­рами так, как и все в его возрасте. Поэтому, если он в своем уме, то не должен слишком высоко поднимать свой сустав. Так же, как и для девяностолетней женщины считается ненормальным заниматься любовью, — не­прилично, правда? А одна занималась.[Мойше отвечает на вопрос, поступив­ший от женщины из группы.]

Человек может забыть, но интенциональная зона коры головного мозга может либо впервые, либо уже повторно испробо­вать любую возможность. Я могу дожить до 90 лет, но в двигательной зоне коры должен сохраняться образ моего плеча, потому что в противном случае я не смогу пошевельнуть им, выполняя даже те движения, которым я научился. Но мы можем создать новую мо­дель мобилизации. Клетки могут быть затор­моженными с момента рождения до 90 лет. Клетка может быть как женщина, прожив­шая до 90 лет и никогда не имевшая ребен­ка. И эта же клетка будет готова использо­вать свой потенциал, поскольку клетки моз­га не восстанавливаются. Они либо живут, либо умирают. А раз так, то даже если чело­век за свои 90 лет не познал движения, вы все еще можете попробовать создать паттерн, который задействует неиспользованные клетки. Тогда они по своей схеме будут ин­тегрированы в клеточное сообщество и запу­щены в процесс.

Теперь давайте продолжим урок. Пожа­луйста, сядьте и заведите правую ногу назад, а левую вперед, чтобы левая стопа находи­лась рядом с правым коленом. Обопритесь на левую руку. Фактически вы наклоняетесь всем телом влево. Поднимите правую руку перед собой, не прилагая к этому никаких усилий. Расслабьте запястье и расположите руку так, чтобы хорошо ее видеть. Теперь как можно незаметнее повернитесь налево, где, как и в начале движения, вы не чувст­вуете никаких изменений напряжения. И так несколько раз. Совершайте только то движе­ние, которое вы можете делать свободно. Я вижу, что в конце некоторые задерживают дыхание. Значит, это не самое легкое для вас движение.

Оставайтесь обращенными налево, по­смотрите на свою руку и затем направьте взгляд на нос. Смотрите на линию своего носа, на ее удлинение. Представьте, что у вас еврейский нос, настолько длинный, что может поместиться поперек этой комнаты, и что вы можете видеть, куда он упрется. Сно­ва поднимите руку, повернитесь налево — туда, где вы не чувствуете напряжения, за­кройте глаза и переведите взгляд от руки к правому уху. Пока вы это делаете, представь­те, что по горизонтали перемещаете глаза вправо. Возвращайтесь обратно и снова впе­ред. Удостоверьтесь в том, что вы видите ухо |и при этом не теряете из виду линии гори­зонта. Глаза должны двигаться очень-очень 1едленно. Когда вы хотите сконцентриро­вать взгляд, они совершают около 200 мель­чайших движений в секунду. Продолжайте очень плавно водить глазами по горизонтали к правому уху и обратно, снова переведите взгляд на руку и сделайте еще одно подобное этому движение, но уже своим способом и в своем темпе. [Обращается к членам группы.] Нет, вы поворачиваете голову, а вам нужно двигать глазами, к тому же вы смотрите вниз, а не горизонтально. Как я об этом узнал, когда у вас закрыты глаза? Чудеса. Снова за­кройте глаза. Теперь опять откройте, посмотрите на руку и стремительно перемести­те взгляд по горизонтали как можно дальше вправо и обратно. Теперь опустите руку и за­кройте глаза, направив их перед собой. По­старайтесь подумать о том, с какой легкос­тью вы выполнили первую часть движения, когда хотели увидеть свой нос. Это было просто. Представьте себе еще более легкое движение, подобное плаванию по воздуху.

Оставайтесь с закрытыми глазами и под­нимите перед ними руку. Не забывайте о воздушности движения и поворачивайтесь налево без изменения напряжения. Продол­жайте так двигаться до тех пор, пока вы мо­жете это делать с закрытыми глазами и пока у вас не возникнет необходимости перестро­иться для дальнейшего продвижения. Те­перь откройте глаза и посмотрите, отошел ли нос от той точки, до которой вы доходили раньше? Где она была сначала? Видите, не­которые продвигаются очень медленно, а некоторые аж на 20, 30 градусов и даже больше. Почему это происходит? Мы пере­двигали глаза в обратном направлении, и это дало нам возможность еще больше повер­нуться влево. Теперь лягте на спину и убеди­тесь в том, что даже эти несколько движений привели к появлению различий между пра­вым боком и левым, начиная с головы, лица и глаз и до самых стоп.

Снова сядьте в позу, в которой сидели раньше, поднимите, насколько можете, пе­ред глазами правую руку, без усилий повер­нитесь налево и останьтесь в таком положе­нии. Глядя на руку, поверните голову напра­во и верните назад.

Теперь подумайте о том, что мешает го­лове продвинуться еще больше вправо.

Продолжайте движение. Кое-кто в груп­пе жульничает — выполняет движение, ко­торое мы еще не делали. Но он не улучшит свое состояние, если будет работать той час­тью тела, говорить о которой я не хочу, что­бы не сорвать урок. Поэтому вы должны по­нять, что если вы сразу выполнили действие правильно, значит, вы сделали упражнение. Это не научение. Важно уметь делать разли­чие между упражнением и научением, по­скольку, выполняя упражнение, вы совер­шаете уже известные вам действия, которые становятся более привычными и правиль­ными. Но это только то, что вы уже знаете. У вас нет ни выбора, ни альтернативы, ни развития. Что нам нужно, так это испытать нечто такое, из-за чего мы бы воскликнули: «Эврика!» А для этого вы должны посвятить свои упражнения самонаблюдению. Теперь закройте глаза, переведите их в центр и за­тем снова перед глазами поднимите правую руку. Вновь подумайте о воздушности дви­жения и выполните его чуть быстрее. Когда легкость, с которой вы выполняете движение, начнет уходить, остановитесь. [Мойше разговаривает с женщиной из группы.] Нет, вы закрываете глаза, следовательно, вас не должна заботить мысль о том, насколько да­леко вы продвинулись. Если вы станете дви­гаться дальше, то будете перемещать только руку. Итак, вам нужно полностью повер­нуться налево, но с закрытыми глазами. Вы все еще не двигаетесь. Такое ощущение, что вы — это одна-единственная рука. Повора­чивайтесь и грудью тоже. У вас бы не воз­никло таких проблем с грудной клеткой, если бы вы с ней не враждовали. Грудь — это вы, а не что-то, что у вас есть. Хорошо, про­должайте в том же духе, вы — уже более со­вершенная грудная клетка.

Остановитесь, откройте глаза и посмот­рите, увеличился ли угол поворота, который вы с такой легкостью выполняете. Обратите внимание, что мы опять делали упражнение в направлении, обратном движению. Мы дви­гали глазами и головой относительно плеч. Отдохните и минутку полежите на спине. Теперь перекатитесь на бок, встаньте и сно­ва сядьте в той же позе. (Смех.) Что смешно­го? [Вопрос из группы: «Это переменка?»] Да, она самая. Если вы мне не верите, то по­пробуйте сделать такую же, когда писаете, тогда поймете, переменка это или нет. Пере­рыв — это всего лишь прекращение действия, но мозгу он приносит невероятное облегче­ние.

Итак, примите уже знакомое положение: поднимите руку перед глазами, поворачи­вайтесь налево, до того момента, пока чувст­вуете себя комфортно, откройте глаза и ос­тавайтесь в такой позе. На этот раз смотри­те. Если вы хотите вернуться в исходное положение, обратите внимание на то, что вы должны задействовать правый тазобедрен­ный сустав. Вам следует знать, что, когда вы поворачиваетесь налево, ваша правая ягоди­ца отрывается от пола, а когда вы возвраща­етесь назад, она снова прислоняется к нему. Также обратите внимание на то, что делает ваша другая нога, и почувствуйте изменение давления на левое бедро и колено. Снова за­держитесь, повернувшись налево, а голову и глаза поверните направо. Если вы действуе­те очень аккуратно, то обнаружите, что, когда вы отводите глаза и голову, то это же движение вы совершаете и правым тазобед­ренным суставом. Теперь прервитесь. Рас­положите голову и глаза так, словно они при­мерзли к плечам. При этом правый тазобед­ренный сустав должен пошевелиться. Каким образом? Попробуйте еще раз. Вы начинаете движение с живота или со спины? Кто из них отвечает за подъем правого тазобедрен­ного сустава? И обратите внимание, что, когда вы его поднимаете, возрастает давление на левый. Это значит, что вы совершаете действие бессознательно, так как увеличи­вать давление на левый сустав вы не собира­лись. Теперь, пока вы разбираетесь в том, что делаете, без усилия посмотрите налево и остановитесь. На этот раз увеличьте и затем уменьшите давление на левый тазобедрен­ный сустав. Как вы это делаете? С моего места я на милю вижу, кто выполняет дейст­вия и не обдумывает их. Если вы снимите напряжение с левого сустава, то обнаружи­те, что левое колено отрывается от пола. Если оно не двигается вовсе, то, как говорят евреи, yes a goy in klaister. He знаете, что это означает?

Известно, что все религии сердечно лю­бят друг друга, потому что все они верят в Бога. Но поскольку они любят и себя тоже, то, по всей вероятности, иудеи смеются над тем, как молятся христиане, а христиане по­тешаются над тем, как в платках молятся иудеи: «уауауауауа», — просто безумие. Мы же находим безумием то, что делают хрис­тиане в церкви, — играют органную музыку и стоят на коленях. Иудейская религия счи­тает это ритуалом, а ритуал — анафема. Если вы не молитесь своему Богу, то никто за вас этого не сделает. А в католицизме, напри­мер, достаточно исповедаться священнику, чтобы получить отпущение своих грехов. Священник — представитель Бога. Если вы помните, то в Средневековье Ватикан даже продавал индульгенции за деньги. А сейчас набожные евреи говорят, что если кто-то не находился в раздумьях и не пребывал в пря­мой связи с Богом, а просто выполнял риту­ал, то этот кто-то думал о том, о чем думает гой в церкви в понедельник. (Смех.) Вот и вы тоже не думаете.

Теперь, пожалуйста, снова сядьте и про­должайте выполнять те же движения, что и раньше. Попеременно напрягайте правое и левое бедро, и вы обнаружите, что теперь вы можете сказать, как это у вас получается. Что же приводит в движение ваше правое бедро? Мышцы живота или спины? Вопрос дурацкий, потому что, чтобы поднять бедро, мышцы живота и спины должны работать синергетически. Теперь закройте глаза и не­много посидите в центральном положении, опираясь на левую руку. Еще раз воскресите в памяти ощущение своей легкости, пред­ставьте оба бедра и то, какие происходят в них изменения, когда вы поворачиваетесь. Передвиньтесь как можно дальше влево, со­вершая лишь едва уловимое движение и одновременно помня о том, как вес перено­сится с правого бедра на левое.

Теперь сделайте одно поворотное движе­ние влево до предела его легкости. Оставай­тесь в этом положении, откройте глаза и по­смотрите, увеличили ли вы свой поворот еще на 10, 15 или 20 градусов. Затем поло­жите правую руку на макушку, и вы сможете убедиться в том, что существует связь между источником энергии и вашей головой и гла­зами. Если это взаимоотношение искажено, то передача информации от головы к тазу не будет до конца точной. К тому же переноси­мая от таза к голове энергия по пути растеря­ется и будет использована лишь малая ее часть. Оставайтесь развернутыми влево, по­ложите правую руку на голову и пригните ею голову так, чтобы правое ухо коснулось пра­вого плеча. Затем выпрямитесь и нагнитесь так, чтобы левое ухо прижалось к левому плечу. Продолжайте наклонять голову из стороны в сторону и в то же время следите за тем, участвует ли в ваших действиях правое бедро и каким образом. Обратите внимание на то, что происходит с центральной частью позвоночника, когда вы прижимаете левое ухо к левому плечу. Она перемещается впра­во или влево? [Мойше останавливает группу, а двух ее членов просит продолжить.] Посмотрите, чем отличаются их движения от движений других? Почему у нее не работает бедро? Она что, глупее меня или вас? [Мойше показывает.] Сядьте, поверни­тесь налево. Положите правую руку на голо­ву и прижимайте правое ухо к правому пле­чу, а левое к левому, как большинство из вас делали минуту назад. Эти двое людей, на ко­торых я обратил ваше внимание, делали нечто иное. Они помещали локоть на лоб. Попробуйте так сделать и посмотрите, что происходит в этот момент. В позвоночнике совершается уже другое действие. Если вы хотите выяснить, почему этот человек вы­полняет движение именно так, то придайте локтю такое же положение и наклоняйте го­лову направо и налево, но не сильнее, чем это делает он. Почему вы двигаетесь с тру­дом, а ему эта поза удобна? В какой момент у вас возникают трудности — когда голова склонена налево или направо?

Мы постараемся это узнать. Вернитесь в прежнее положение. Вы чувствуете разницу между этими двумя способами выполнения движения? Большинству из вас действия, которые они делали раньше, кажутся смеш­ными и неуместными. Теперь мы уже не мо­жем узнать, почему они выполняли движе­ния именно так, но можем выяснить, как они их делали. Обратите внимание, что, при­нимая их позу, при которой локоть распола­гается на лбу, поворот головы в одну сторо­ну совершается едва заметным движением, а в другую сторону поворачивается все тело. Если вы снова попробуете выполнить эти действия, то по движению позвоночника смо­жете определить, какие именно позвонки у этих двух людей не выполняют свои обычные функции. Как будто вы просвечиваете их рентгеновским лучом. Можно определить сторону, конкретный позвонок и структуру межреберного и межпозвоночного простран­ства.

Немного отдохните, медленно перекати­тесь на бок и примите сидячее положение. Снова обопритесь на левую руку и повора­чивайтесь налево до тех пор, пока движение вам дается легко. Работайте бедрами и не за­бывайте о том, что у вас еще есть плечи, гла­за и голова. Положите руку на макушку и поочередно наклоните голову сначала к пра­вому, а потом к левому плечу. Смотрите, ког­да вы склоняете голову влево, правая сторо­на тела удлиняется, грудь расправляется, ребра раскрываются подобно вееру и проис­ходит еще кое-что любопытное — правый тазобедренный сустав отходит от подмыш­ки. По сути, правое бедро возвращается на пол в сидячее положение. Некоторые все еще не решаются выполнить это движение — они не могут наклониться и дотронуться левым ухом до левого плеча. Попробуйте сами и увидите, что если вы не будете работать пра­вым тазобедренным суставом, то не сможете согнуть шею. Это не является задачей уп­ражнения. Вы можете тренироваться всю свою жизнь и наклонять голову, не шевеля бедром. В действительности так все люди и поступают. Именно поэтому они и утрачивают подвижность. Можете ли вы предста­вить себе какое-нибудь животное, которое становится таким же ригидным, какими к старости становятся люди? Как бы такое жи­вотное охотилось на газелей? Тогда ни о каком продолжении рода не могло бы быть и речи. Животные стареют, но не теряют сво­ей гибкости. Как им это удается? Люди отка­зываются принять то, что они тоже являются животными. Мы заявляем, что наши челове­ческие качества превосходят все остальные, но почему? А потому, что так мы их класси­фицировали.

Однако голубь, благополучно возвраща­ющийся в исходную среду обитания, имеет перед человеком гораздо большее превос­ходство. Даже перед Эйнштейном. Если за­сунуть Эйнштейна в мешок, оставить его в каком-нибудь месте (смех) и сказать: «Иди домой», он будет так же беспомощен, как если бы в этом мешке сидел я. Когда же из мешка выпускают голубя, тот безошибочно находит свой дом. Поэтому если бы голуби создали классификацию подобно нашей, то они бы сказали: «Смотрите, каков старый дурак — профессор, лауреат Нобелевской премии и не может найти дорогу домой! Как вам нравится этот простофиля?» Итак, сно­ва пригните голову сначала к левому плечу, а потом к правому, и в зависимости от того, движется бедро к полу или от него, правая сторона тела соответственно удлиняется или укорачивается. Остановитесь. Вернитесь в центральное положение. Закройте глаза и положите перед собой правую руку. Снова развернитесь налево. Откройте глаза, и вы обнаружите, что ваш нос повернулся еще на 20 градусов левее. Это произошло потому, что теперь вы думаете о том, что правая сто­рона должна стать длиннее. Мы зовем это осознанием через движение. Однако это не только осознание. У вас также появляется возможность без предварительных упражне­ний делать то, что вам хочется. Что и как вы будете развивать, если сами не знаете, чего хотите. Вы можете работать только с тем, что вам уже знакомо.

Теперь положите, пожалуйста, руку на плечо и повернитесь налево, туда, где вы не чувствуете напряжения. Снова положите руку на голову. Вы уже работали с правой половиной тела, и теперь наклоните голову к левому плечу и обратите внимание уже на левый бок. С этой стороны все ребра пере­двигаются вместе, и давление на левое бедро ослаблено. Отметьте для себя, что, когда вы наклоняете голову вправо, правый бок сжи­мается и правое бедро направляется в сторону подмышки. Ребра с этой стороны перемеща­ются одновременно, левый бок удлиняется, и вес переносится на левый тазобедренный сустав. Продолжайте движение и увидите, как поворачивается ваш таз, а пупок переме­щается вправо и влево. То же происходит и с половыми органами, так как пупок не может отодвинуться от них. Видите, какие грязные у меня мысли. Я постоянно думаю о поло­вой близости.

Теперь вернитесь в центральное положе­ние, поместите руку перед собой и просто вспомните то, чему вы научились и что вы чувствовали. Закройте глаза, примите для себя решение повернуться налево еще более неуловимым движением и остановитесь, как только в нем появится малейшее изменение. Представьте себе свой пупок и наклонитесь в левую сторону. Какой бок становится длин­нее, а какой короче? Ваш вес поочередно пере­носится то на левый тазобедренный сустав, то на правый. Вернитесь в вертикальное по­ложение и снова наклонитесь влево. От­кройте глаза. Удалось ли вам завоевать еще десять или двадцать градусов? Помните, ка­кое мы дали определение знанию в первый вечер занятий? Мы сказали, что знание — это выполнение того же самого действия, но по-другому. Отличается ли ваш теперешний поворот влево от вашего обычного движе­ния? Есть ли теперь у вас в запасе еще один способ поворота налево?

Как насчет продвижения еще на двадцать-тридцать градусов? Поставьте, пожа­луйста, ноги в прежнее положение. [Мойше обращается к мужчине с больным бедром, которому в сидячем положении была нужна опора.] Следите за своим правым тазобед­ренным суставом, чуть переместите его вле­во и вернитесь в исходное положение. Види­те, вам не нужен искусственный сустав, пре­красно работает и этот. (Диалог.) Но мы еще не закончили. К концу занятия у вас будет такое же полноценное бедро, как и у меня. (Диалог.) Говорю вам, не заботьтесь о време­ни, пока делаете упражнение, не следите за ним.

Еще одно негативное свойство упражне­ния — это ошибочное мнение о важности симметрии. Для некоторых людей стремле­ние сделать движение в правую сторону точ­но таким же, как и в левую, носит почти ма­ниакальный характер. Одна из участниц группы проделывает это с каждым своим действием. И этим она только создает себе трудности в выполнении того количества движений, которое она действительно мо­жет сделать. Кроме того, она находится в позе, в которой не может работать над усо­вершенствованием своих действий, и все эти проблемы возникают из-за того, что она принуждает себя к выполнению симметрич­ного движения. На самом деле симметрия мнима и в человеческом организме ее не су­ществует. Фактически правое и левое полу­шария головного мозга не аналогичны друг другу и не симметричны по своей структуре и функциям. Левое полушарие содержит в себе все то, чему мы научились, — то, что является характерным для человека. У боль­шинства людей, за исключением некоторых левшей, мозг устроен именно так. Поле Брока 673, которое находится с левой сторо­ны, отвечает за речь. У правшей левое полу­шарие также отвечает за письмо, чтение, слух и музыкальность. От рождения этих функций не существует, поэтому все, что вы учитесь делать правой рукой, формируется в левом полушарии.

В Италии жил некий граф Сиенский, ко­торый однажды созвал народ и поставил перед ним задачу, чтобы кто-нибудь с завя­занными глазами прошел три сотни ярдов через широкую городскую площадь, вымо­щенную камнями в старом римском стиле, не отклоняясь ни в одну, ни в другую сторо­ну. Всякий, кто сумел бы пройти по прямой линии таким способом, получил бы полови­ну графского состояния. Однако никому не удалось этого сделать. Так к какой же сторо­не прибивались люди? К левой или к пра­вой? (Ответ ) Правильно, к правой. И точ­но так же, если вы в каких-нибудь джунглях или в лесу собьетесь с пути и бесцельно, не зная дороги, побредете куда-нибудь, то че­рез два часа окажетесь на том же месте, от­куда начали. Вы будете все время поворачиваться направо, пока не сделаете круг. Поче­му так происходит? Если вы возьмете два стальных шарика, один тяжелый, а другой легкий, и поместите между ними стальной стержень, то, когда вы приведете в движение это приспособление, тяжелый шарик сдела­ет очень маленький оборот, а шар, что по­легче, опишет большую окружность. Это оз­начает, что тяжелая сторона — это та сторо­на, вокруг которой мы поворачиваемся.

Почему правая сторона тяжелее? Пото­му, что сердце лишь немного смещено влево, а печень, самая большая в организме железа, расположена четко справа. Это еще раз го­ворит о том, что мы несимметричны.

Итак, что же делать с этой вашей сим­метрией? Видите ли, если вы учитесь выпол­нять симметричные действия, то на самом деле только мешаете доминирующему полу­шарию наилучшим образом осуществлять свои функции. Потому, что чуть только ос­новное полушарие включается в работу, как вы уже переносите свои действия на правое, недоминирующее полушарие. В свою оче­редь, это подразумевает, что правая сторона завершила свой гештальт и от вашего вни­мания ускользают детали. Пытаясь все де­лать симметрично, мы становимся пропор­циональными идиотами. У животных, чье обучение лишь отдаленно можно сравнить с человеческим, мозг работает более симметрично, чем у нас. В асимметрии заложена суть превосходства человека. Некоторые ученые выдвинули предположение о том, что именно асимметрия дает нам преимуще­ство в решении проблем и возможность про­гнозировать будущие ситуации. И если вы откажетесь от желания обрести симметрию и оставите в покое эту сторону своего тела, то почувствуете в ней перемены, когда буде­те ходить, есть и просто ничего не делать. Итак, вы спрашиваете, почему эта половина тела у вас такая неуклюжая? Уже через час ваши знания будут перенесены и на эту сто­рону, знания, которые уже нельзя будет ут­ратить. Это не школьное обучение, и экза­мен вам сдавать не нужно. Однако теперь это знание заложено в ваши функции, как и способность дышать.

Положите, пожалуйста, обе руки на ле­вое бедро и распределите на них свой вес так, чтобы давление было более или менее одинаковым. Проследите за тем, какие дви­жения могут совершать ваши бедра, и, пере­мещая все свое тело, включая плечи, голову и глаза, посмотрите налево. Снова вернитесь вправо и отметьте для себя, что таз повора­чивается таким образом, что правая ягодица переходит в сидячее положение на полу. Живот, как и таз, теперь совершает большее движение, чем раньше. Поворачиваясь на­право и налево, посмотрите на свои плечи. Когда вы смотрите в левую сторону, правое плечо выдвигается вперед, а левое уходит назад. Когда же вы поворачиваетесь в пра­вую сторону, вперед выдвигается левое пле­чо, а правое в это время уходит направо и вниз, и вы, в сущности, округляете спину, как если бы вы совершали вращательное движение животом. При повороте налево вы становитесь длиннее и голова отходит от таза. Вот теперь перед нами встает действи­тельно сложная задача. Кое-чем мы пользу­емся всю свою жизнь и не знаем, что это. У нас есть таз, плечи, глаза и голова, кото­рыми мы можем двигать. Но посмотрите, в этом движении все части тела не дифферен­цированы и перемещаются в одном направ­лении.

Итак, комбинацией возможных движе­ний являются 4, умноженные на 3 и умно­женные на 2, то есть 24 вариации. Из этих 24 человек, сам того не зная, выбирает и изучает те, что полегче, и всю жизнь игнори­рует все остальные движения. И еще люди считают, что относятся к себе гуманно. А я скажу, что они используют 1/24 своих воз­можностей, что составляет где-то около 5%. Исследуйте множество комбинаций движе­ний, которые вы можете сделать пальцами рук. Движения, выполняемые всеми пальца­ми вместе, менее дифференцированы, чем те, в которых вы три пальца располагаете одним способом и два — другим.

У людей, играющих на музыкальных ин­струментах, таких как фортепиано или скрип­ка, дифференциация должна быть огромной. Чтобы сыграть серию быстрых звуков, тре­буется такая дифференциация, которая представляет собой квинтэссенцию воисти­ну превосходящего все искусства обучаться. (Смех.)

Теперь посмотрите на свое тело: таз, плечи, глаза и шея всегда двигаются в одном и том же направлении, одним из 24х воз­можных способов. Позже мы поработаем над этим, а теперь положите правую руку перед собой, закройте глаза и поворачивай­тесь налево, пока это не представляет для вас трудности. Теперь откройте глаза и по­вернитесь в ту сторону, в какую поворачива­лись в начале занятия. Посмотрите, на сколь­ко градусов увеличился ваш поворот, а при­лагаете вы к этому уже меньшие усилия.

Очевидно, что улучшения вы достигли не через упражнение, а через разделение функ­ций, которые у вас со зрелого возраста, а у многих и с момента полового созревания, были недифференцированны. Если бы вы в течение двух часов упражнялись в отработке движения, то всю неделю страдали бы от боли. А теперь, несмотря на усталость и на два с половиной часа, которые вы просидели в этой дурацкой позе, когда вы встанете, вы будете чувствовать себя легче и лучше, чем прежде. Мы внесли изменения в организа­цию, что противоречит обычному общече­ловеческому опыту, и произошло это благо­даря функциональной интеграции, которая работает, по сути, так же, как разум, но ви­дит вещи в другом свете. По сравнению с ней упражнение — это глупая привычка, ко­торая была нам привита воззрениями иудей­ской и христианской религий.

Как такое случилось? Эти религии не по­зволяют людям наслаждаться жизнью до тех пор, пока те своими страданиями не запла­тят за это сполна. Уже лишь за то, что мы нагрешили и были изгнаны из рая, у нас есть право на приоритетное существование. И все это сделал Бог, которого мы должны были любить. (Смех.) В целом представление лю­дей о Боге и истолкование яблока и рая — простая болтовня. И до тех пор, пока мы ис­пытываем необходимость в такой религии, мы будем беспомощны и не сможем рассчи­тывать на собственные силы. Нам все еще нужна религия, чтобы держаться вместе, по­скольку если мы доверимся собственным чувствам, то поубиваем друг друга еще более жестоко, чем любые другие виды.

Если вы решите перенять опыт других особей и затем постараетесь вьщумать нечто новое и принять это за истину, то с вашей стороны это будет наивно. Современные люди думают, что могут разделить любовь и секс, и, что важно, не представляют, какую проблему они себе создают. В книге под на­званием «Поколения и поведение» описана любопытная вещь. Если в одном поколении имела место какая-то мания, то следующее поколение унаследует эту особенность и разделит ее между собой, третье поколение будет жить в сомнениях, а четвертое посту­пит так же, как и первое. У нас в Израиле есть такое явление, как кибуц (сельскохозяй­ственная коммуна), где люди пытались при­менить наиболее передовые идеи и социа­листическое мышление. Инженеры, докто­ра, философы оставили все, что у них было, отправились разрабатывать почву и посвяти­ли себя процветанию. Они строили идеальное коммунистическое общество, в котором каждый человек делал ту работу, которая была ему по силам, а о его нуждах заботи­лась вся коммуна сообща. У них не было ни религии, ни бракосочетаний, детей обучали люди, которые знали, как нужно учить. Иные даже не ведали, кто был отцом ребен­ка, поскольку практиковали свободную лю­бовь. Это похоже на Калифорнию будущего, калифорнийская мечта. (Смех.)

Сейчас, спустя 80 лет после того экспе­римента, обнаруживается удивительная вещь. Новое молодое поколение говорит своим родителям: «Мы не хотим быть такими же старомодными идиотами. Мы хотим, чтобы нас обвенчал раввин. Свободная любовь — это отживший хлам». А поскольку новое по­коление воспитывалось в атеистическом духе свободной любви и свободы вообще, то ро­дители и, в свою очередь, их родители, кото­рые никогда в жизни не состояли в браке, не могут понять, у кого их дети переняли эти ценности. Новое поколение требует, чтобы их родители вступили в брак теперь, посколь­ку раввин не венчает внебрачных детей. Не обвенчает их раввин еще и потому, что они могут оказаться неевреями и, не приведи господь, испортить наш запас генетического превосходства. Молодое поколение сделало как раз обратное тому, что делали три предыду­щих поколения.

Теперь вы видите, что свободная любовь и атеизм не настолько примитивны, как ду­мают люди. Мы не можем просто выкинуть этот старый хлам, поскольку он является не­отъемлемой частью нас самих. Религия по­явилась неспроста — с ней связаны челове­ческие страдания и бремя личной ответст­венности. И меняться мы можем лишь постепенно, и то не полностью.

Итак, вы убедились, что стали двигаться лучше, работая асимметрично. Мы выпол­няли действие, противоположное тому, что сделал бы обычный человек, чтобы повернуться налево. Но для нас это не составило особого труда, так как мы дифференцирова­ли недифференцированные функции нашей нервной системы. Но это еще не все, и улуч­шения, которых мы добились, составляют всего лишь 40—50% от того, что вы можете еще сделать. Сегодня днем мы продолжим наше занятие. Пройдитесь. Что вы чувствуе­те, когда мы немного больше разделили функцию, практически ничего при этом не делая, а только разговаривая и размышляя? Постарайтесь понять свои ощущения в левой и в правой половине тела. Сейчас по­кружитесь направо и обратите внимание, что вы при этом чувствуете. Теперь нале­во—и найдите отличия. (Смех.) Как бы вы пришли к этому с помощью обычного уп­ражнения? Вы не узнали бы и десятой доли того, чему научились сегодня. Спасибо. (Ап­лодисменты. Урок прекращается и возобнов­ляется после полудня.)

Сядьте и заведите левую ногу назад. Об­локотитесь на левую руку. Давайте повторим заключительные движения, которые мы де­лали этим утром. Обе руки положите на ле­вый бок и обопритесь на них. Помните о том, что голова и таз информацию друг о друге получают через позвоночник. Когда вы, поворачивая влево плечи, голову и шею, начинаете движение, таз перемещается таким образом, что вес переносится на левую сторону. При повороте направо вы перехо­дите обратно на правый тазобедренный сустав. Таз немного поворачивается вокруг верти­кальной оси. В этом движении все переме­щается в одном направлении. Теперь обра­тите внимание на то, что, когда вес с право­го тазобедренного сустава переносится на левый, удлиняется одна половина тела, что способствует вращению. Если вы сгибаете пружину, то одна ее сторона должна стать длиннее, а другая сжаться. Здесь происходит то же самое.

Продолжайте движение и в то же время поверните голову и переведите взгляд в об­ратную сторону от ваших плеч. Итак, когда плечи направляются влево, голова и глаза перемещаются вправо и возвращаются назад.

Это разобщенное движение вам незнако­мо, и до тех пор, пока вы его тщательно не продумаете, вы не сможете его сделать. Вы можете считать, что совершаете правильное движение, а на самом деле делать все наобо­рот.

Продолжайте выполнять движение, пока оно не станет для вас таким же привычным, как ваше обычное одновременное движение головой и плечами. Теперь остановитесь и попробуйте выполнить свое первоначальное движение, когда голова и плечи перемеща­ются вместе в одном и том же направлении. Вы увидите, что в правую и в левую сторону вы поворачиваетесь заметно лучше. Теперь вернитесь к непривычному движению и об­ратите внимание на то, что влево вы повора­чиваетесь больше, четко различая знакомое движение. Это и есть истинное знание: вы находите другой способ выполнения уже из­вестного вам действия. Некоторые ваши про­блемы, связанные с двигательными функ­циями, вызваны тем, что вы не осуществляете возможных разграничений. В тех случаях, когда поврежден мозг, вы можете пробудить другую его часть, чтобы в процессе диффе­ренциации довести до конца выполнение нарушенной функции.

Теперь остановитесь, вернитесь в цент­ральное положение, закройте глаза, правую руку положите перед собой, снова сделайте как можно более легкое и незаметное дви­жение влево и продолжайте его до тех пор, пока чувствуете, что можете двигаться без каких-либо усилий или изменения дыхания. Помните, что постепенно или одновремен­но во всех частях тела, которые мы задейст­вуем, вы почувствуете огромные улучшения. Сейчас остановитесь и поверните голову туда, где она находилась, когда мы только начинали урок, и убедитесь, насколько ве­лика разница.

Звучит безумно, но это все еще одна из 24 возможностей. Снова положите обе руки на левый бок и разверните голову и плечи в обратную сторону. Глаза поверните налево или направо — по желанию. Они перемеща­ются вместе с головой и плечами, что одно и то же. Мы считаем естественным то, что нам легко выполнить, к чему мы привыкли и что делаем постоянно. Теперь голову и плечи разверните в разные стороны. Взгляд пере­мещается вместе с головой, так? Продол­жайте, но теперь переводите взгляд в одну сторону с плечами. Движение выполняйте медленно. Если вы будете торопиться, то сделаете ошибку. Почему так трудно проду­мать это движение? Если вы себя прокон­тролируете, то обнаружите, что, скорее все­го, выполняете одно из привычных для вас действий. Остановитесь и выкиньте это из головы до следующей попытки. Медленно продолжайте поворачиваться и посмотрите, насколько вы продвинулись на этот раз. Смотрите, я разворачиваю вместе голову и плечи. Затем перемещаю их в противопо­ложном направлении. Глаза передвигаются вместе с головой. Теперь я могу перевести взгляд в обратную сторону и после того, как плечи уже развернуты, глаза могут повора­чиваться вместе с ними. Вы увидите, что все проблемы рождаются в голове, и нигде боль­ше. Остановитесь и снова вернитесь в цент­ральное положение. Попробуйте выполнить движение еще раз. Голову и плечи разведите в разные стороны, а взгляд устремите в том же направлении, что и плечи. Вот теперь ваши глаза передвигаются вместе с плечами, и, значит, вы сделали это, причем легко! По­чему же вам с таким трудом даются эти дви­жения, когда вы хотите их выполнить созна­тельно?

Возвращение в центральное положение подобно возвращению домой. Выполнить движение просто, но выполнить его по же­ланию — это совсем другое. То же самое и с эрекцией. У вас может быть с ней все в по­рядке, но попробуйте вызвать ее специально и обнаружите, что ничего не получится.

Итак, голову и плечи медленно развер­ните в разные стороны. Взгляд переведите вместе с плечами и остановитесь. Вам удает­ся это движение, поскольку с плечами уже все в порядке. Теперь примите ту позу, из которой вам было легко возвращаться до­мой. Итак, вернитесь домой и выполните движение еще раз. Вы научились ему за 20 секунд, и это очень важно. Если вы прихо­дите домой, то вы оказываетесь в безопас­ности. Из любого запутанного, дифферен­цированного положения вы возвращаетесь в нейтральное, и движение становится легче, несмотря на то что передвигаетесь вы с той же координацией. Таким образом, благодаря возвращению домой вы учитесь трудную комбинацию делать легкой и не испытывав те при этом никаких проблем. Эта тайна из­вестна лишь посвященным, и Гурджиев, на­пример, никогда никому не раскрывал по­добных секретов. Это ключ ко всему, что вы хотите сделать, но не можете.

Попробуем еще раз. Продумайте, как вы поворачиваете голову в одном направлении, плечи в другом, и представьте, как глаза пере­двигаются в одну сторону с плечами. Дви­гайтесь медленно и после каждого поворота возвращайтесь домой. Попробуйте выпол­нить движение в обе стороны. Помните, что возвращение домой не означает для всех одно и то же, но эмоционально значит очень мно­го. Когда вам причиняют страдания или обижают, когда кто-то вас бросает или вы разочаровываетесь в любви, вы приходите домой, чтобы поплакать. Там вы в безопас­ности и можете быть самими собой. На пуб­лике же наибольшее сходство с домом имеет нейтральное положение.

Продолжайте до тех пор, пока одновре­менное движение глаз и плеч не станет для вас совсем простым. Остановитесь и в одну и ту же сторону вместе поверните плечи и переведите взгляд. Когда завершите движение, переведите глаза налево. Только глаза — го­лова остается на месте. Теперь вы смотрите в том же направлении, куда развернуты плечи. Остановитесь и верните глаза и плечи в центральное положение. Вот теперь вы перево­дили взгляд одновременно с поворотом плеч.

А сейчас давайте попробуем сделать неч­то новое и необычное, чтобы добиться еще больших успехов. Положите левую руку на лоб, а правую руку на затылок и повертите ими голову. [Мойше обращается к трем членам груп­пы с просьбой продемонстрировать свои действия.]

Видите, что она делает? Можете уловить разницу? [Одна из участниц группы, чтобы повер­нуть голову, перемещает все тело целиком, в то время как остальные вращают головой, как просил Мойше.]

На самом деле движение головы у нее со­всем не было связано с руками, его произво­дила нижняя часть туловища, а я сказал «по­вертите головой». Но люди неправильно по­нимают такого рода вещи, хотя ошибка эта настолько очевидна, что невозможно по­нять, как ее вообще можно сделать. Нельзя сказать, что эти люди глупы. Среди них есть гораздо более умные, чем мы с вами, просто их нервная система не дифференцирована. Они делают то, что знают, как делать, по привычке, подобно птичке, капающей на вас прямо в полете. Постарайтесь вращать голо­вой. Давайте разберемся, в чем заключается проблема и почему людям, чтобы выполнить эти действия, приходится двигать всем те­лом, включая таз. Сделайте оба движения — правильное, а затем неправильное. На са­мом деле право на существование имеет и то, и другое движение, просто это разные способы действия. Теперь сделайте второе движение, и вы обнаружите, что все снова повторяют первое. Всего минуту назад вы чувствовали, что делаете именно его, а потом снова его упустили.

[Мойше адресует комментарий одному из членов группы.]

Теперь вы сами видите, что жульничали, но это неважно. Лучше уж жульничать и при этом учиться, чем не учиться вовсе. Итак, может ли кто-нибудь выполнить оба движе­ния? Многие из вас столкнутся с проблемой передвижения глаз вместе с плечом. Через минуту я вам покажу, почему так сложно выполнить такое простое движение. Вы не поверите, что, зная свое тело уже столько лет, вы не имеете об этом ни малейшего представления. Смотрите, что происходит. Вы кладете левую руку на лоб, потом пово­рачиваете его, а затем вместе с рукой, со лбом и головой переводите взгляд. Это мо­жет сделать каждый, и никто не будет рабо­тать всем туловищем, чтобы выполнить это движение. Теперь смотрите, что происходит. [Мойше обращается к человеку, которо­го уличил в жульничестве.]

Выполните движение еще раз. Смотрите, что он делает, — он думает о своих локтях и не шевелит правой рукой.

Итак, еще раз. Видите, какие сомнитель­ные действия он совершает локтями? Похо­же, он придумал какой-то фокус, чтобы само­го себя одурачить. Но это не страшно. Он все-таки научится движению, потому что уже через минуту необходимость в этой уловке отпадет. Теперь посмотрите, что сейчас про­изойдет, и потом честно скажите, обратил ли кто-нибудь на это внимание или, может, подумал об этом. При поворачивании голо­вы его левая рука передвигается вправо и влево и глаза следуют за ней. Знакомое дви­жение, не так ли? Так же просил вас поло­жить правую руку на затылок. Теперь смот­рите: когда вы поворачиваете голову направо, глаза перемещаются в обратном направле­нии, то есть глаза и голова движутся в одну сторону с левой рукой и в разные стороны — с правой. Конечно, это происходит в том случае, если вы правильно выполняете вра­щение. Если же вы совершаете поворот при помощи только левой руки, тогда ваша пра­вая рука передвигается в одном направлении с головой и глазами. И у вас действительно есть склонность к тому, чтобы смещать их в одну сторону. Вы обратили внимание, что он делал локтями? Я вам объясню: он пы­тался избежать поворота головы в другую сторону, и его локти развернулись в одном направлении. Если же совершать вращение обеими руками, то локти расходятся в раз­ные стороны.

Теперь, чтобы понять, что происходит, поверните голову направо и в это время по­смотрите налево. Вы не понимаете. Когда я переношу правую руку справа налево и по­ворачиваюсь, мои глаза и голова перемеща­ются в направлении, обратном движению руки, то есть слева направо. Я делаю то же самое движение и перевожу глаза вместе с правой рукой — они идут влево. Настолько элементарная вещь и одновременно такая трудная. Загвоздка оказалась вот в чем: каж­дый раз, когда вы поворачивались направо, туда же устремлялись и ваши глаза, которые не знали, что нужно сделать, чтобы начать двигаться в обратном направлении. Поэтому вместо глаз вы двигали всем телом, и проис­ходило это потому, что вам никак не удава­лось отделить взгляд от движения руки поза­ди вас. Итак, когда правая рука движется справа налево, глаза устремляются направо. Начните все заново: взгляд, как и раньше, переведите вместе с рукой. Теперь прерви­тесь и переведите глаза влево. Вот теперь вы уловили суть. Вам понятно, в чем раньше за­ключалась проблема?

Итак, если с вращением вам все понятно, вернитесь к движению, над которым мы работали до этого. Устройтесь на полу и поло­жите руки на левое бедро. Повернитесь на­право, а затем налево, направив глаза, голо­ву и плечи в одну сторону. Глаза и голова движутся вместе. Теперь медленно развер­ните глаза и плечи в одну сторону, а голову, как и раньше, в другую. Прекратите движе­ние и, не меняя позы, поднимите перед гла­зами правую руку и перевернитесь налево. Смотрите, как вы продвинулись. Сейчас вы осваиваете то, как сохранить гибкость в по­жилом возрасте. Многие люди перестают ра­ботать головой в любой ситуации, которая отличается от той, что известна им с детства. Они ограничили свои возможности, все вре­мя выполняя лишь одну комбинацию, кото­рая постепенно становится настолько моно­польной, что подавляются важные отделы мозга и нейроны больше никогда не исполь­зуются в каком-либо другом паттерне. Сей­час, когда человек умирает, его печень, сердце или почки могут быть транспланти­рованы при условии, что они все еще нахо­дятся в рабочем состоянии. Но тогда какой же орган погибает? А погибают именно те зоны мозга, которые ни разу не были задей­ствованы. Они делаются склеротичными. Человек мог стать абсолютно ненормальным из-за того, что одни отделы мозга эксплуа­тировались в полной мере, а другие не ис­пользовались вовсе. То, чему не нашлось применения, отмирает и не может быть вос­становлено. Некоторые пожилые люди от­четливо помнят события 25-летней давнос­ти, но не могут сказать, что было вчера или всего лишь минуту назад. Или бывает так, что кто-то рассказывает вам некую историю и уже через пару секунд повторяет ее заново. Конечно, это упрощенный вариант, и на самом деле все не так просто, но в первом приближении видно, что мы можем лишить­ся рассудка из-за того, что используем один-единственный паттерн и эксплуатируем его до тех пор, пока он себя не исчерпает.

Итак, давайте посмотрим, достигли ли вы на этот раз предела своих возможностей. Отведите обе руки еще немного левее и по­верните глаза, голову и все остальное также налево. Посмотрите, можете ли вы видеть прямо позади себя. Но вы можете видеть другие 90 градусов. Вот женщина, которая жаловалась на то, что правое бедро у нее было неустойчивым. И смотрите, что она проделывает им теперь. Она развернулась на 70 градусов и может видеть окно.

Теперь вернитесь в положение, в которое легко поворачивались в самом начале заня­тия. Видите, как это далеко от того места, куда вы можете развернуться теперь? Угол поворота увеличился у вас в пять или в шесть раз, и при этом мы не сделали ничего, кроме того, что разделили некоторые обязанности глаз и головы. Теперь, пожалуйста, лягте и немного передохните.

Научение — это такой процесс, при кото­ром ты учишься делать уже известное тебе действие, но по-другому, чтобы появилась возможность выбора. Разница в способах при этом должна быть заметной, иначе выбор не будет свободным. Никто не застав­ляет вас выполнять то или иное движение, но у вас есть свобода выбора.

Как вы заметили, мы вовсе отложили ра­боту с другой половиной тела, действуя асим­метрично. Тем не менее для вас это прекрас­ный опыт. Вы можете почувствовать, что одна сторона вашего тела теперь в порядке, а другая остается такой же, какой была, когда вы сюда пришли, — неуклюжая и непослуш­ная.

Теперь вы знакомы со своей левой поло­виной тела, но не знаете возможностей пра­вой и не обладаете ощущением различия. Итак, пожалуйста, сядьте и отведите назад левую ногу, обопритесь на правую руку, за­кройте глаза и поднимите левую руку. Пред­ставьте, что поворачиваетесь направо. Те­перь вообразите, что собираетесь устремить глаза в другую сторону, влево. Перемести­тесь чуть-чуть вправо и, находясь в этом по­ложении, мысленно переведите взгляд нале­во и посмотрите на свое левое ухо. Поста­райтесь сохранять поверхностное дыхание и не сбивать его своими размышлениями. Те­перь представьте, что переводите глаза, что­бы увидеть свое ухо, но так, чтобы взгляд равномерно скользил вдоль линии горизон­та. Вы обнаружите, что невозможно совсем ничего не делать. Если вы намерены выпол­нить движение, то схема действия у вас уже заложена, и вы действительно можете ощу­тить, как мышцы отзываются на ваши мыс­ли даже тогда, когда вы не совершаете боль­шого движения.

Теперь опустите руку, чтобы дать ей не­много отдохнуть, и поднимите снова. Опять закройте глаза и мысленно поверните голову вправо настолько, насколько можете это сделать без усилий.

Теперь, когда вы представляете себе это движение, можете ли вы ощутить его в своем левом тазобедренном суставе? Подумываете ли вы о том, чтобы приложить некие усилия или просто плавно переходите в эту позу? Становится ли грудная клетка или позво­ночник тверже, когда вы себе это представ­ляете? Оторвется ли на самом деле ваше левое бедро от пола, после чего вес переместится на правый тазобедренный сустав? Подними­те перед собой руку, закройте глаза и затем выполните эти действия как можно более плавно. Повернитесь направо и выясните, куда вы можете повернуться без усилий. Ос­таньтесь в этом положении, откройте глаза и оглядитесь. Это движение более результа­тивно, чем то, что мы делали в самом нача­ле. Вы всего лишь представили себе два дви­жения, и посмотрите, насколько вы уже по­вернулись.

Снова поместите перед собой левую руку и поворачивайтесь направо, пока можете это делать плавно и без напряжения. Закройте глаза и представьте, что откидываетесь на левую ягодицу. Вам придется ограничить свои движения, чтобы просто думать. Вы должны выработать у себя стремление действовать и при этом стараться не пользоваться мышца­ми или суставами. Суть движения заложена у вас в голове.

По мере того как вы будете продвигаться в своих мыслях дальше, вы увидите, что пра­вое колено должно подняться. Что вам нуж­но будет сделать с плечами и головой? Вы­полните в уме пять или шесть движений. Чтобы обдумать движение, вам необходимо почувствовать свой вес на правом плече и то, что вы действительно напрягаете свое те­ло. В результате позвоночник удлиняется и голова оказывается выше. Далее, когда вы передвигаетесь, чтобы сесть на левое бедро, вы отводите плечо от правой руки. Теперь представьте это движение в своем воображе­нии.

Достаточно. Вернитесь вперед, левую ру­ку положите перед собой, закройте глаза и легчайшим, едва уловимым движением по­вернитесь вправо. Насколько вы продвину­лись? Поразительно, что думать гораздо эф­фективнее, чем тратить силы и выполнять движение по-настоящему. Хорошо, теперь снова поместите перед собой руку и повора­чивайтесь направо, пока можете это делать без напряжения. Левую руку положите на макушку. Не забудьте, что если вы накло­няете голову к левому плечу, то поднимается левая ягодица и вся левая половина тела укорачивается. Пока лишь представьте себе, как левый тазобедренный сустав придвинет­ся к левой подмышке и как вся левая сторо­на вашего тела сначала сожмется подобно аккордеону, а затем раскроется, словно япон­ский веер. Представьте, как склоняете голо­ву налево, чтобы сделать все это, а потом на­право, и постарайтесь обратить внимание на детали, которых не замечали раньше. Если вы мысленно наклоняете голову направо, то ребра, находящиеся с правой стороны груд­ной клетки, отодвигаются от правого локтя. Один раз сделайте данное движение наяву, и вы убедитесь, что это действительно так. После этого вы сможете его обдумать. Вы­полняя наклон, определите, насколько уве­личивается расстояние между правой рукой и ребрами. Теперь положите руку на голову и представьте себе это расстояние. Одно­временно вы можете нарисовать в воображении свою левую ягодицу, касающуюся пола. Кроме того, вы почувствуете, как правое бедро направляется вверх и мышцы живота начинают вибрировать, словно готовятся со­вершить какое-то действие. Продолжайте думать о том, как прислоняете правое ухо к правому плечу, а левое к левому, и в уме ус­корьте движение. В это же время отмечайте все, что вы должны чувствовать. Например, увеличение и уменьшение расстояния между правой рукой и ребрами, сокращение одной стороны тела при удлинении другой и тому подобное. Затем вернитесь в центральное положение, поднимите перед собой руку, как можно свободнее повернитесь направо и откройте глаза. Держите в мыслях все свои ощущения. Видите, как эффективно думать! Больших результатов вы добьетесь при мень­шем напряжении, поскольку мышцы в этом случае не устанут. Сейчас выполнить это движение нам будет уже гораздо проще и, хотя до этого мы его ни разу не делали, оно займет десятую часть того времени, что мы потратили, выполняя его с другой стороны тела.

Хорошо. Теперь закройте глаза. Обе руки расположите на правом боку и представьте себе расстояние между задом и макушкой. Что делают ваш таз, пупок и ноги, когда вы хотите немного повернуться направо? Про­сто подумайте об этом. Представьте, что собираетесь одновременно передвинуть плечи, голову и глаза. Теперь плечи и голову триж­ды мысленно разведите в разные стороны так, чтобы, когда ваши плечи направлялись вправо, голова и глаза устремлялись налево. Таким образом, в левую сторону ваши глаза могут поворачиваться вместе с головой, а в правую — с плечами.

Подумайте о том, как вы работаете глаза­ми, когда разворачиваете голову в другую сторону. Решите для себя, будете вы их пере­двигать вместе с плечами или с головой. Я хочу сказать, что если вы тщательно обду­маете эту мысль, то независимо от того, су­меете ли вы дифференцировать движение или нет, вы добьетесь значительных улучше­ний. И если сейчас повернетесь направо, то поворот будет уже гораздо больше. Оставьте руки в этом же положении, посмотрите на­право и представьте, как далеко вы можете повернуться туда и обратно. Видите, какого мы добились вращательного движения, ни­чего при этом не делая.

Остановитесь и сядьте. В какой половине тела вы чувствуете больший комфорт? Сме­ните ногу. Усаживаясь на другой бок, на­чните поворачиваться влево и сосредоточьте свое внимание на том, какие вы при этом испытываете ощущения. Движение должно быть свободным — тогда вы сможете найти различия. Снова смените ногу и попробуйте поворачиваться в другом направлении. Оп­ределите, с какой стороны легче выполнять вращение, когда обе руки находятся на по­лу, — слева, где мы старательно отрабатыва­ли движения, или справа, где мы их делали лишь в уме. Снова переключитесь на другой бок и делайте так до тех пор, пока не урав­няете левую и правую стороны.

Представьте себе ту сторону тела, с кото­рой вы легко выполняете движения, и по­старайтесь добиться свободных движений и с другой стороны тоже. В процессе ваших действий мозолистое тело, которое содер­жит несколько миллиардов волокон, соеди­няет правое полушарие с левым. Таким об­разом, все, чему научилась одна половина мозга и одна половина тела, переносится и на другую сторону. Это и есть тот вид обуче­ния, который превращает обычного челове­ка в гения. Именно он дает нам право назы­ваться людьми. Вы больше не ограничены всего одной из 24 возможных комбинаций и уже не проведете жизнь, совершая одни и те же глупые действия.

Смените ногу и бок. Вообразите, что по­ворачиваетесь уже свободнее. Представьте движения, которые делают ваша попа, ступ­ни, таз, живот, плечи, лицо, шея и глаза. По­вернитесь в любую сторону, при этом плечи могут двигаться как вместе с глазами, так и врозь. По мере выполнения этих действий вы становитесь выше и шире.

Теперь посмотрите, насколько большое пространство вы можете охватить взглядом. Стоп. Если вы видите свой предел, когда поднимаетесь, значит, вы также можете это сделать и не вставая. Достаточно просто себе это представить. После вы поймете, что все вспомогательные движения, которые мы ис­пользуем, призваны облегчить обучение. После того как мы всему научимся, они нам уже не понадобятся. Итак, теперь вы видите окно, не вставая. Вытянитесь. Какая часть тела напрягается? Какой части тела необхо­димо прекратить работу? Чтобы продвинуть­ся так далеко, как вы представляли себе в своем воображении, вам нужно встать с по­ла. Не удерживайте свой корпус в жестком сцеплении с тазом. У воображения нет пре­делов. Если бы они были, то вы не смогли бы перелететь отсюда в Токио, у нас бы не было спутника Telstar и мы не имели бы воз­можности отправиться на Луну. В некото­рых областях знаний мы все еще продолжа­ем действовать по одной из 24 возможных схем. Особенно это касается дальнейшего развития нашего общественного устройства, правительства, налогов... Мы продолжаем сохранять дурацкий, допотопный образ мыс­ли и считаем его религией. Даже президенту приходится платить дань. Он обязан демонстрировать, что по воскресеньям посещает церковь, иначе президентом ему больше не быть. Я ничего не имею против того, чтобы ходить по воскресеньям в церковь, это — личный выбор каждого. Но это не является нашим свободным выбором. Инфляция, за­грязнение окружающей среды и подобные проблемы существуют из-за того, что мы ов­ладели всего одной глупой схемой использо­вания собственных ресурсов и больше не позволяем себе меняться. Пять столетий ушло у людей на то, чтобы понять, что если нагадить где-то в море, то море будет загаже­но. В Средиземноморье есть 12 городов с на­селением более 2 миллионов людей, и все они загрязняют окружающую среду. Как дол­го море может оставаться чистым? Если как следует разобраться, то можно увидеть, что это и есть те самые паттерны, которые ни­когда не оспаривались, были приняты и ос­тавлены без изменений, что не дает нам при­нять на себя ответственность и поступить так, как для нас же и будет лучше.

А сейчас встаньте и определите, что вы чувствуете теперь. Пройдитесь. Во время ходь­бы повернитесь назад или в стороны, как будто, находясь в машине, даете задний ход. Теперь вы можете оглядываться назад и при этом без проблем продолжать идти. Посмот­рите вперед, а затем назад, но уже с другой стороны. Некоторые из присутствующих здесь пожилых людей раньше имели возможность смотреть только в зеркало и не могли огля­нуться назад, когда вели машину, а теперь могут. Ожидали ли вы, что вся группа, со­стоящая из пожилых, полных, молодых и бородатых людей, может так легко этому на­учиться? Теперь вы понимаете, что научить­ся могут все, а не только самый умный или самый лучший ученик в классе. Вы все до­бились хороших результатов. Думаю, это и есть истинное научение. Теперь давайте сде­лаем перерыв. (Аплодисменты.)

Урок восьмой

СЕДЬМОЙ ШЕЙНЫЙ ПОЗВОНОК

Встаньте, пожалуйста, на колени. Пра­вую руку тыльной стороной положите в ле­вую ладонь, расположите их перед собой на полу и упритесь в них лбом. Теперь, пожа­луйста, покачайте тазом вперед и назад. Сле­дите за своими движениями и за тем, что происходит с остальными частями тела. Оп­ределите, придвигается ли центр позвоноч­ника ближе к полу или отходит дальше от него, когда вы совершаете движение вперед. Вы чувствуете, какой именно позвонок от­даляется от пола? Втягиваете ли вы живот? В каком месте округляется ваша спина и какой именно позвонок принимает округ­лую форму?

← Предыдущая страница | Следующая страница →